Вот так, хитроумными и льстивыми речами Остермана,  несложной засадой из камней и брёвен  (исполненной людьми Миниха), столица снова вернулась в город святого Петра. А Санкт-Питербурхом  в ту пору (напомню ещё раз) начальствовал Миних. К этому времени он вошёл уже в полное доверие императрицы а потому был пожалован:

  •    Генералъ-Фельдцейхмейстеромъ (главным артиллеристом);
  •    Президентомъ Военной Коллегіи;
  •    Кавалеромъ ордена Св. Апостола Андрея Первозванного;
  •    Членомъ Тайного Кабинета;
  •    Генералъ-Полиціимейстеромъ;
  •    Генералъ-Фельдмаршаломъ (командующим войсками).

Казалось бы – жизнь удалась и можно почивать на лаврах, но почтительно minixпринявший от императрицы дары и звания, Миних не хочет покоя — он жаждет действия. Ему 47 лет, он чувствует себя крепким, сильным и способным угодить новому Отечеству. Добыть ему новую славу, а также славу и для себя лично. Получив карт-бланш, благодаря своим новым званиям и должностям, он приступает к действию. Сначала обращает внимание на армию. И первым же своим указом равняет жалованье иностранных офицеров с русскими. При русском царе Петре иностранный офицер получал жалованье от российского офицера вдвое больше. К тому же и принимали иностранца на службу сразу с повышением в чин. Немец Бурхард Миних свёл это различие на “нет”. С этих пор и природные русаки и принимаемые на службу иностранцы стали получать одинаковое жалованье.

Вторым делом Бурхард Христофор (или как его звали в России Кристофор Антонович) завел в армии корпус тяжелой конницы (кирасиров), до того неизвестной в России, только-только начинающий входить в силу в Европе, для чего пришлось со значительными издержками, выписывать 600-700 килограммовых лошадей из чужих краев.

Третьим делом было возрождение утраченной во время Петра  лёгкой гусарской кавалерии. Её составляли из эмигрантов, а потому при Минихе в российской армии вскоре образовалось 5 гусарских полков (сербский, венгерский, валашский, грузинский и дворянский). Это национальное многоцветие, наёмническая беззаботность, бесшабашная смелость, блистательный флирт, лёгкое отношение к вину и жизни — утвердили к жизни, пожалуй, самый известный тип российского конника — гусарского офицера.

Четвёртым делом было образование сапёрных рот, где солдаты проходили специальную подготовку (для офицеров даже была основана Инженерная школа). Война сильно менялась и российской армии нужны были особые подразделения,  что могли взять на себя задачи военных строителей, мосто и понтоноукладчиков и мастеров направленного взрыва и т. д. С легкой руки французского маршала Вобана (чьим гением через 100лет будет восхищаться Наполеон) неказистые саперные роты станут незаметным и незаменимым подразделением каждой современной армии.

Особым знатным делом было испрошение  у императрицы разрешения на Шляхетское училищеорганизацию сухопутного Шляхетского училища — России были нужны грамотные и обученные офицеры. Для нас, повидавшись многое, сей исторический факт не является чем-то особенным. Ну, организовал училище и слава Богу, мы знаем многих, кто сделал подобное. Но затею Миниха следует рассматривать отдельно.

В это время в Европе (а именно на неё мы всегда равняемся) все армии, исповедовали так называемую линейную тактику. Армии представляли из себя своего рода хитроумные машины, в задачу которых входило восприятие себя как единого целого. “Армия — как один человек! » —  вот главный девиз для военных того времени. Все движутся слажено, чётко  и единовременно. Все повороты,  завороты,  перестроения,  передвижения — как одна большая машина. К этому приучали даже лошадей! Добиться подобного было весьма сложно и на отработку деталей едино-цельных движений уходило почти всё время подготовки солдат и офицеров. А как было у Миниха в его Шляхетском училище?

Кристофор Антонович линейного стоя не отвергал, но муштре на плацу, главному действию в иностранных армиях, отводил всего 1 день в неделю. В остальное время (а это цельных 5 дней) будущие офицеры изучали в теории и на практике: фортификацию, математику, геометрию, географию, историю, фехтование, вольтижировку  на лошади (от фр.  voltiger  — порхать) и прочие воинские умения. Кроме этого, здесь, в сухопутном Шляхетском училище Санкт-Питерсбурха,  в единственном месте Европы,  будущие командиры изучали музыку, литературу, поэтику и стихосложение. Обратите внимание! —  будущие российские офицеры должны были уметь сочинять стихи! А кроме этого их ещё учили и танцам, причём времени на это затрачивали гораздо больше, чем на плац-парадные кунштюки.  Миних считал, что офицер должен уверенно чувствовать себя везде: в осадной-ли работе, в грозной баталии, на парадном паркете, дуэльном единоборстве или флирте с прекрасным полом. «Любая фортеция, — учил он будущих офицеров, — любит осаду, разведку боем,  подкопы,  приступы, предложения о капитуляции,  а больше всего она любит неожиданный ночной штурм, когда берут ее коварно, с напором и на штык!  На штык!” — еще раз повторял он, делал неприличный жест руками и телом, а потом эффектно повернувшись, уходил, громко и властно стуча каблуками здоровенных ботфорт. Вслед ему летел восторженный шёпот  военных школяров. Все знали, что несмотря на жену и 13 детей, генерал-фельдмаршал большо-о-ой дока по части ублажения женского полу, так что его слова уважительно принимались на веру.

Интересно, что в последние годы Минихова управления в Санкт-Петербурхе именно в сухопутном Шляхетском корпусе впервые появятся театральные постановки. Будущие русские офицеры были первыми,  кто «двинул театр а людские массы»,  а выпускник сухопутного шляхетского училища Сумароков стал первым российским драматургом.  Когда в 1752-м году ярославский купчик Фёдор Волков привезёт в Санкт-Петербург свой первый в России публичный театр, государыня Елизавет Петровна с удовольствием великим будет лицезреть его умения. А по окончанию похвалит и отправит учиться театральному мастерству. Как Вы думаете куда? Где в России можно было получить театральное и общекультурное образование? Правильно! Она отправит Фёдора с братьями в Шляхетский сухопутный корпус, где первые публичные театралы проведут с великой пользой целых 3 года.

В 1735-1736 году Миних, в качестве главнокомандующего, участвует в совсем не известной рядовому читателю Крымской войне. Крымские татары, лихие конники и отважные бойцы, причинявшие своими ежегодными набегами неисчислимые страдания жителям южной Руси, были практически недостижимы для Российской армии. Из своего Крымского далёка, они почти ежегодно совершали набеги на территории России, иногда поднимаясь до самой Москвы. Московиты более или менее успешно отбивали их набеги, но заставить крымчаков отступиться от нападения на южные границы России вообще — были не в состоянии.  А уж о том, чтобы поразить врага в его логове — об этом у россиян шли только разговоры. Крымские ханы чувствовала себя на родине совершенно безопасно. Никогда русским не удавалось ни урезонить, ни приструнить их. До Миниха с крымчаками пытались бороться немногие. Один раз, ещё во времена Ивана Грозного, это сделал набегом Данила Адашев. Причем,  сделал и позорно бежал, как только услышал, что поблизости собирается грозное татарское войско. И два раза безуспешно пытался “ходить в Крым” любимец царевны Софьи ВасильВасилич Голицин, каждый раз возвращаясь с криками о победе, а на самом деле —  с позором великим. Ибо, не то что наказать татар в Крыму, но и до самого Крыма дойти не сподобился. Вот, собственно и все попытки русского воинства усмирить лихих крымских пехлеванов и снять напряжённость с южных рубежей России.

Крым. МинихМиних, много отвоевавший в Европе, понятия не имел, что такое война в бесконечных и, что особенно важно, безводных просторах степей южной России. И тем не менее, получив приказ “отмстить неразумным варягам” ( в данном случае — татарам) подготовился и отправился воевать никогда до толе не воёваные пространства. Не смотря на сложности с продовольствием, практическое отсутствие воды (крымчаки засыпали или отравляли немногочисленные колодцы), подвергаясь постоянным и всегда неожиданным налётам удалой и опытной татарской конницы, генерал-фельдмаршал Миних, тем не менее, смог таки выполнить поставленную императрицей задачу. Дошёл до Крыма, прошёл его весь, предавая огню и мечу все захваченные города и посёлки, в том числе и столицу Крыма — Бахчисарай.

Кстати, именно в этом походе поучавствовал (и соответственно, вместе со всемиMünchhausen прочими жёг крымские города и селения) гораздо более известный брауншвейгский немец — барон Иероним Карл фон Мюнхгаузен. О котором мы знаем из рассказов Э.Распэ «Путешествия барона Мюнхгаузена», где в третьем вечере мы читаем: «… Так как он знал, что я еду в Россию, желая вступить в ряды армии и принять участие в предстоящем походе на турок под командой генерал-фельдмаршала графа Миниха, то Пшобовский попросил, чтобы я проделал этот поход на его лошади, которая своей покорностью, отвагой и пылом будет служить мне постоянным напоминанием о долге честного воина и о подвигах молодого Александра Македонского, имевшего такого славного коня, как Буцефал. Скромность не позволяет мне хвастаться своими заслугами, однако я могу прямо и по совести утверждать, что все мы, солдаты, честно исполнили свой долг, каждый на своем посту, и весь успех этого славного похода был естественным результатом наших совместных усилий, хотя официальная слава, само собой разумеется, выпала на долю главнокомандующего…»

Миниха упрекали и упрекают до сих пор за варварство, выразившееся в суровом и жёстком выжигании завоёванных земель, но таков был наказ государыни — дать понять крымчакам, что времена сильно изменились. Что теперь Россия будет относиться к татарам так, как сами татары относятся к России. В 1572 года татары сожгли Москву — в 1736-м русские сожгли Бахчисарай! Татары, конечно же, нисколько не угомонились, но к сведению приняли и стали в разы осторожнее.

Последствия Минихова похода неоднозначны. Не умея воевать в бесконечных и безводных степях, имея серьёзные сложности с поставками продовольствия и, самое главное, воды — главнокомандующий потерял практически половину армии (25 тыс человек). Из них всего лишь 2 тысячи погибшими в сражениях, а 23 тысячи умершими от болезней (в подавляющем большинстве от дизентерии). Винить его в этом можно, но следует признать, что в тот исторический период понятия обязательной гигиены в воинских частях не существовало ни в русской, ни в какой иной армии. В Европе  от болезней и моровых поветрий воинские армии гибли не менее обильно. Так что обретённый Минихом сложный и болезненный опыт дал здоровую пищу для размышлений для последующих командиров. Уже следующий покоритель южных просторов полководец-новатор граф Румянцев смог вести боевые действия на южном направлении при гораздо более малых потерях.

В 1739 году Миних возвращается в Петербург, потому что императрица чувствует себя нездоровой, а это в свою очередь значит, что России могут начаться большие перемены. Так оно и произошло — в  1740-м году умирает Анна Иоанновна. Трон переходит к её годовалому племяннику — Ивану Шестому, Антоновичу.  Но править ни ему, ни его матушке с батюшкой долго не пришлось, потому что в 1741 году сложился и исполнился заговор (или как тогда говорили — комплот) дщери Петровой, Елизаветы, что привело к аресту всех руководителей Российского государства, в том числе и ушедшего в отставку, обойдённого наградами и обиженного невниманием к его заслугам, Миниха. Все арестованные по этому делу были преданы скорому суду и приговорены, (как это часто было и будет на Руси с проигравшими) к смертной казни.

На эту казнь графа Головкина несли под руки (графа не держали ноги). Вечно minihбольного Остермана несли на носилках. Менгден и Темирязев вяло передвигали ноги по направлению к месту казни, подталкиваемые охраной. Единственным твёрдо шагавшим, гладко выбритым, добродушно разговаривающим с охраняющими его офицерами был только Миних. Он на твёрдых ногах взошедший на эшафот, не дрогнув лицом сначала выслушал приговор, потом сам снял с себя верхнюю одежду, готовясь к усекновению главы. А потом также спокойно выслушал помилование и ссылку в далёкий уральский городок Пелым.

И если Вы думаете, что на этом месте рассказ о Минихе заканчивается, то ошибаетесь — собственно, вот здесь-то только и начинается мой рассказ об этом чудо-человеке. Давайте внимательно вглядимся в него в этот исторический период времени.

Продолжение следует…

Реклама