Гетеры и музы 19-го века

Вступительные статьи:

Основные статьи:

Кто такие «гетеры»

“…я была очарована собственной внешностью,

я сама собой восхищалась,

и часто меня охватывало желание встать из-за стола

и посмотреться в зеркало,

чтобы снова почувствовать удовольствие быть красивой”.

Вера Гартевельд

Кто такие “гетеры”? Словари просто изобилуют переводами этого непростого Таисслова и все они простираются широким спектром от доброжелательного “подруга” до уничижительного “проститутка”. И кто она, на самом деле, сказать непросто, ибо язык древнегреческий славен и велик своим многозначием. К примеру:

  • древнегреческий глагол “ἑταίρέω” [гетайрео] означает “распутствовать, заниматься развратом”;
  • а производное от этого глагола  “ἑταίρείά“  [гетайрея] означает “товарищество, дружба, политический союз, клуб, партия”;
  • ещё одно производное от этого же глагола —  “ἑταίρος”  [гетайрос]  (как звали друг друга воины Александра Македонского) — друг, приятель, товарищ.

Хотя, если мы возьмём само слово “гетера” (“ἑταίρα” — более правильно “этайра” с придыханием в самом начале слова — “хэтáйра”) авторы толстых и внушительных словарей, не видят в нем никакого разврата и однозначно переводят его как “подруга или спутница”. Это, конечно, не возлюбленная (φίλη), а именно “подруга”. Но кто она эта «подруга» в древнегреческом понимании этого слова? Кто она, вызываемая на симпозиумы мужчин, куда кроме неё никакие иные грекиженщины не допускались. Кстати, симпозиум (“συμποσιον”) в переводе с древнегреческого это “совместное пирование”, а на нём даже еду и напитки разносили мальчики. Может они “хетайры”, действительно, дорогостоящие проститутки, предполагаемые как десерт, на конец вечера? Да, вроде, нет — история говорит, что в интимные отношения с участниками симпозиума гетеры не вступали. Тогда для какой цели возлежат они здесь, перебирают тонкими пальчиками виноград, внимательно и слегка отстранённо поглядывают на этих, высокообразованных и витающих в поэтико-философских облаках, мужчин? А ведь им ещё за это платят деньги! За что “это”?!

Ответ. Гетерам платят за то, что появляется в результате их присутствия. Вот что напишет на эту тему, через пару тысячелетий российский поэт Игорь Северянин о появлении в обществе мужчин одной из таких чудесниц —  Паллады Богдановой (1913 год):

Уродливый и бледный Гумилёв

Любил низать пред нею жемчуг слов,

Субтильный Жорж Иванов — пить усладу,

Евреинов — бросаться на костёр…

Мужчина каждый делался остёр,

Почуяв изощрённую Палладу…

Две тысячи лет назад было тоже самое — в этом смысле мир нисколечко не изменился (да и вряд-ли когда нибудь изменится в будущем). Гетерам платили за блеск, который неизменно появляется в  мужских глазах. Их присутствие делает спор возвышенным, слова яркими и сочными, предложения изобилующими остротой мысли и неожиданными экспромтами. Всё становится на свои места, когда мы понимаем, что гетеры суть воплощённые музы. Богини, нежданно-негаданно заглянувшие на мальчишник. С их приходом меняется тональность и наполненность разговора. Уже не то что не хочется — не можется произносить пошлости!  Банальности просто умирают, не успев родиться на мужских на устах. Музы не приемлют грубости, тупости и мужланства. И если кто-то в их присутствии начинает говорить в таком тоне — контуры муз бледнеют и они растворяются в окружающем пространстве.

А древние греки (или как они сами себя называли “эллины” Έλληνικοί, т.е. “богоподобные”) не желали оставаться без присутствия богинь. Особенно богинь любви, веселья и познания.  С ними даже не требовалось вина, ибо от милостивого взгляда музы-гетеры с уст мужчины начинали срываться яркие сравнения, пронзительные по тонкости мысли и шикарные метафоры. Взлетали и порхали яркими бабочками афоризмы, легкими  водопадными брызгами разлетались стихотворные вирши, в огне спора весёлыми искрами выстреливали слова острот. Без присутствия муз мужской разговор неизменно скатывался до пережёвывания кислой жвачки новостей политики и обсуждения качества услуг нетребовательных соотечественниц.

Но что же позволяло гетере электризировать суровую мужскую компанию? Почему в присутствии гетер, с уст мужчин начинали срываться утонченные остроты, в ФФглазах появлялась живость мысли, а в умах — прозрение величин. Что является причиной этого? Ответ, до смешного прост — КРА-СО-ТА! И больше НИ-ЧЕ-ГО! Причём, красота гетеры не всегда бывает яркой, гораздо чаще она бывает не броской, но  притягательно неотразимой. Того странного свойства, что чем больше на неё смотришь, тем ещё больше хочется смотреть. Собственно тем богоподобная женщина и отличается от земной: к красоте земной женщины привыкаешь и с определённого момента начинаешь не замечать. К красоте богоподобной музы привыкнуть невозможно! Она всё тянет к себе, всё тянет, тянет, тянет … .

В роли муз, гетеры могут, конечно, участвовать и в споре, и в обсуждении каких-либо философских величин, периодически демонстрируя живость мысли и необычность воззрения. Но зажигает мужчин не это. Зажигает их присутствие божественного рядом, неизъяснимо притягательного  божественного. Так что от гетерагетер, по большому счёту, не нужно было (и не нужно будет) ни учёных фраз, ни мудрых изречений. От них требуется только периодическое заглядывание в омут мужских глаз, чтобы увидеть там своё нереальное отражение. А увидев, восхититься: “Господи, ну до чего же я красива!” И больше НИ-ЧЕ-ГО! Лишь бы это простое откровение тихо плескалось в их сознании и восторженно воспроизводило там самоё себя. Сосредоточение на этой мысли делает гетеру музой, а взирающего на неё  мужчину демиургом и титаном.

Задача эта, кстати,  не столь уж проста и исполнима, ибо кроме мыслей о красоте в чудесной головке гетеры не должно присутствовать иных мыслей. Там должно originalвихриться и сверкать только восхищение собой. Ну и, конечно же, там должны рождаться и светиться эльфийскими огоньками всевозможные мысли о том, как сделать и подать себя ещё более прекрасной. Через вещи, украшения, манерность поведения, умение царить и ещё многое, многое другое. А когда придёт пора и под воздействием безжалостного времени остановить падение наружной красоты становится невозможно — акцент меняется. Гетера продолжает восхищаться сама и восхищать других своей улыбкой, способностью красиво и точно выражать свои чувства, неистребимой доброжелательностью, теплотой общения.

После написанного мною почти любая женщина скажет: “Господи! Так это же я! Оказывается я — гетера!” Нет, милые дамы, это не так. Гетера принципиально отличается от земной женщины. Это отличие состоит в одном, но принципиально важном пункте — гетера ничего ни у кого для себя не просит. Она, как и иные прочие богини, этого просто не умеет делать. Они умеют лишь принимать дары и, пропустив их через себя, раздавать восторженным поклонникам. Освящённые ею дары, свою улыбку, очарование и нежность. Причём эта особенность сохраняется даже в тех случаях, когда речь идёт о пребывании на грани выживания. Даже тогда гетера не может попросить других ни о чём: ни о деньгах, ни о благах, ни даже о еде, когда она голодна. У богоподобных эта способность отсутствует.

От того жизнь её, как правило, очень яркая, но часто и достаточно короткая.  Без посторонней помощи муза просто тихо угасает. Она даже пожаловаться на это не может — богиням и это не свойственно. Все её мысли по прежнему сосредоточены только на красоте. Телесной, душевной, словесной, природной и прочих.

Воспринимать себя гетерой, особенно в пору цветущей юности, очень заразительно, но гетероподобные версии часто далеки от оригинала. Кажущаяся простота и великолепие жизни женщины-подруги (гетеры)  очень притягательны и потому масса подражательниц, не познав своего истинного предназначения, уродует себя на этом поприще. Сотни (из тысячи) упражняют себя в этом величественном мастерстве, ошибаются, суетятся, манерничают, вызывают смех окружающих и неосознанно портят саму идею женщины-подруги. По большому гамбургскому счёту это уподобление совершенно и  не нужно. Господь отвёл для женщин множество не менее значимых ролей: роль женщины-матери, женщины-любовницы, женщины-хозяйки, женщины-начальницы, женщины-дочери, женщины-учёного и многие другие. Гетера это лишь одна из ролей, ничем не худшая и не лучшая. Господь создал женщину разнообразной и Его правило, что ни одна из женских ролей не лучше другой, свято и нерушимо.

А гетера … Ну, что с ней? Брак ей противопоказан, дети тоже. Занятия какими-то искусствами возможны, но только если они ведут к поддержанию в ней ощущения неземной красоты. В принципе она, конечно же, может выйти и замуж и родить детей, но трудно будет в этой семье и мужу и детям. Особенно если гетера не прекратит быть собой (а истинная гетера не сможет победить свою природу). А потому пребывание одной, на божественно чистом и прекрасном божественном Олимпе для гетеры и проще и естественней.

Ещё раз оговорюсь, женщин-подруг рождалось, рождается и будет рождаться Очарованиевсегда очень немного — не более двух-трёх на тысячу. Господь Бог скуп на чистых чаровниц. Почему так? Ответ на этот вопрос не нашего человечьего ума дело. Возможно, Господь Бог в душе … зоотехник и его больше  заботит деторождение и воспроизводство себе подобных. Кто знает?! На гетер он, будучи существом бесполым, поглядывает изредка, используя их как эталон, когда лепит с них очередное поколение двуногих. Гетеры разнолики: есть веселые и шумные,  есть тихие и загадочные.  Есть кокетливые,  лукавые,  жесткие, эпатирующие —  есть всякие.  И когда нужно, Господь Бог ставит одну из них как эталон и лепит с нее целое поколение.  Так было и так будет.  Не взирая на нравы,  эпохи и политические режимы…


В последующей далее серии очерков мы постараемся рассказать о гетерах, их мире в деталях и подробностях. Проследим некоторые женские судьбы, разберём специфические названия, которые даёт гетерам общество. Рассказ наш будет длинным, причудливым, но надеемся, что интересным. Присоединяйтесь, если у Вас есть немного времени порассуждать о чём-то вечном, незыблемом и бесконечно прекрасном.

Итак, voila! Мы начинаем!

Реклама