Великие люди России

 

И один в поле воин …

Жизнь Семёна Романовича Воронцова, жизнь долгая, 88-и летняя, полна встречvoroncov_sero со многими значимыми персонами своего времени и участием практически во всех крупных российских и мировых событиях времён от Елизаветы Петровны до Николая Павловича. Происходил он из родовитой московской семьи — его прапрадед Симон Африканович въехал в Киев в 1027 году из Норвегии. Род не прерывался и к 18-му веку праправнук Симона — Роман Воронцов (отец Семёна) был одним из богатейших людей России и к тому же первым известным главой масонской ложи, сложившейся еще во времена пресветлой императрицы Елисавет Петровны. Одна из его дочерей — Елизавета просто очаровала (другого слова, пожалуй и не подобрать) сердце сначала царевича, а затем на короткое время и законного российского императора Петра Ш-го Фёдоровича. Он сделал её обер-фрейлиной двора, ласково называл Романовной и всё свободное время стремился проводить с ней, одаривая то деньгами, то подарками. Причём, одаривал он её, следуя своей монаршей прихоти — Елизавета Романовна не была ни  корыстолюбива. С Петром Фёдоровичем её связало, по всей видимости, такое редкостное чувство как родство душ. Она была из той породы женщин, что подарков не просят, но когда их им делают — радуются от всей души. Так что молодой российский император, рано потерявший отца и мать, видевший на своём веку много обид и несправедливостей, всей душой тянулся к искренно обожавшей его Воронцовой, делая ей всевозможные приятные сюрпризы …. . В результате, не только она, но и все её братья и сёстры получили звания, титулы и денежные подарки.

Не обошёл он своей монаршей милостью и Семёна. 17-и летний Семён, не имея перед этим никакого чина, нежданно-негаданно для себя получил придворный чин камер-юнкера, что соответствовало сразу 5-ой ступени Табели о рангах. Получалось, что не приложив ни единого усилия, в 14-и ступенчатой системе он одним махом перешагнул сразу через 9 ступенек! Следующим шагом могла стать 4-ая ступень и юный дворянин смог бы называть себя контр-адмиралом или генералом от инфантерии. Достаточно было лишь попросить, шепнуть на ушко сестре, а император вряд ли смог отказать в этой безделице своей нежной подруге. Однако, Семён оказался совсем из иного теста. В этом тесте бродили дрожжи, из которых матушка-Россия спечёт в недалёком будущем бородинский хлебушко. Так что уязвлённый незаслуженной милостью юный дворянин отклонил её и испросил разрешения начать службу поручиком Преображенского полка (12-я ступень Табели о рангах). Прошение было удовлетворено.

А через несколько месяцев случился государственный переворот, который возглавлавила жена Петра III-го, Екатерина. Узнав об этом,  молодой поручик по его собственным словам “пришел в невыразимую ярость от этой вести”. В соответствии с фамильным девизом, доставшимся от дяди Михаила: “Semper immota fides” (Всегда непоколебимая верность) он остался верен присяге i_023императору. Вместе с капитаном Измайловым Семён Воронцов пытался помешать переходу гренадеров Преображенского полка на сторону Екатерины, “увещевая их не изменять законному государю”, убеждая, “что лучше умереть с честью, как должно верному подданному и солдату, чем присоединиться к изменникам, которые будут побеждены, потому что пример нашего полка непременно заставит другие, армейские полки не изменять долгу”. Когда же Воронцов понял бесполезность своих усилий, то решил пробираться в Ораниенбаум, чтобы предупредить императора, который мог бы, по мнению юного поручика, бежать к войскам, находившимся в Нарве. Однако этим благим намерениям не дано было сбыться. “Как только я возыимел эту мысль и попытался пробраться сквозь толпу, как вдруг почувствовал, что меня хватают за ворот”, – вспоминал он в своей автобиографии. В итоге Семён на одиннадцать суток был заключён под арест, но после освобождения оставлен таки на службе — победившая императрица старалась быть милостивой к людям чести невольно вставшим на её пути.

Для нас сегодняшних, значимость его поступка плохо различима, ибо мы просто не представляем обстановку в которой всё происходило. А происходило тогда следующее. Как только Екатерина объявила себя самодержавной императрицей — эта весть пулей разнеслась по петербуржским полкам. И полки тут же, почти в полных составах, начали переходить на сторону самозванки. И дело здесь было совсем не в том, что армия не любила законного государя Петра Ш-го, а в том, что все помнили, что было в подобной ситуации 20 лет назад.

А тогда 308 нижних чинов Преображенского полка поддержали государственный переворот предпринятый дочерью Петра Великого, Елизаветой. Благодаря их28181 поддержке и решительным действиям Елизавета получила власть, а они — повышение в чинах (сразу через несколько ступеней), личное дворянство и крупные денежные награды. Половина из них стала помещиками Пошехонского уезда Ярославской  губернии. Из них сформировали новое подразделение — лейб-компанию, в единственную задачу которой входила только охрана царской резиденции. Все походные тяготы, казарменная жизнь и риск собственной жизнью в сражениях (как это и положено военнослужащим) — для них закончились. Лейб-компанцы вели сыто-пьяную охранную службу, занимаясь попутно торговлей и мелким бытовым вымогательством. Управы на них не было никакой, ибо превесёлая царица предпочитала закрыть глаза на все выходки и прегрешения тех, кто некогда привёл её к власти. В особо выдающихся случаях их всё-же иногда наказывали «за предерзостное поведение», но всё это было слегка и не всерьёз. За двадцать лет службы был арестован и подвергнут наказанию каждый пятый лейб-компанеец. Восемь человек из них были арестованы и наказывались более 10 раз, но это нисколько не останавливало ни их самих, ни их сотоварищей. О весёлой жизни лейб-компанцев знали все и многие, очень многие завидовали их жизни. Очень многие переживали, что не смогли поучаствовать в “Елизаветинском комплоте”.

И вдруг — жена императора Петра III объявляет своего мужа низложенным, а себя attach.aspновой императрицей. Для всех желающих поддержать её предоставлялась возможность повторить дело лейб-компанцев, в расчёте на крупные изменения в своей судьбе. Ну и какой же русский не любит быстрой езды — в комплот (т.е. заговор) государыни Екатерины Алексеевны желающие повалили целыми подразделениями, а тех, кто вставал им поперёк — могли рвали в клочки. Так что молодой поручик Воронцов мог считать себя счастливчиком, что его злоключения обошлись всего лишь 11-ю днями заключения.

После оного Семён Романович, в связи со скоропалительной смертью императора (Петра Фёдоровича по тихому удавили в Ропше) был вынужден присягнуть новой императрице. Делал он это неохотно, а потому и был определён на невзрачную дипломатическую службу, а потом сослан в деревне. Однако, через пять лет его вспомнили, ибо начиналась первая русско-турецкая война. Желающие сложить голову за Отечество были в цене и Семён, истомившийся в сельской глуши по великим делам, радостно принял под своё начало 1-ый гренадёрский полк. За короткое время подверг его суровой выучке и доблестно исполнил свой долг под Ларгой и Кагулом (1770 год).

Особенно запомнилось Кагульское сражение, когда 17 тысяч русских солдат при 114 орудиях, под управлением фельдмаршала Румянцева, противостояли 150 welikajasilaprozrenija-6тысячам турок при 144 орудиях. В один из самых напряжённых моментов боя, когда доблестные османы смяли угол каре генерала Племянникова, захватив несколько знамён и почти рассеяв само каре — 26-и летний Семён Воронцов с двумя ротами гренадёр бросился в прорыв и остановил яростно атакующих турок. В результате, каре было восстановлено и атака на турецкие позиции продолжилась, что привело к полной победе. За эти действия полк Воронцова был награжден редкими по тому времени орденами Св. Георгия IV и III степени, а также званием лейб-гренадёрского, с самой государыней в роли шефа полка.

В 1776 году Семён Романович, по причине конфликта с влиятельными особами, выходит в отставку и долгих 9 лет ищет себе достойное применение. 1785 году применение находит его само: Екатерина II назначает его полномочным послом в Лондон. Сорокалетнему Воронцову нравится этот вызов судьбе. Как дипломат он почти что новичок, а брат Александр, незадолго до этого сам бывший послом в этой стране (и ставший после этого англофилом и англоманом) говаривал, что Британская империя материя загадочная, парадоксальная и для русского человека весьма своеобыкновенная.

Семён Романович понял эти слова, как только попал на Лондонский причал. Перед The completed St Paul's Cathedralним была страна, где монарх монархом не являлся, где декларируемая доминанта английского протестантизма лишь робко выглядывает из под пяты традиционного католичества. Где высокая аристократичность живёт в ближайшем родстве с купеческой прагматичностью. Где причины принятия решений скрыты партийной борьбой, взлётами и падениями лондонской биржи, снобизмом аристократии, гулом пароходных гудков и причудами довикторианской морали. И ещё много всяких “где …”

Воронцову многое в Лондоне казалось чуждым и непривычным, однако сложность поставленной задачи порождала интерес. Дабы проникнутся английским духом385f65493b23 Семён Романович встраивается в распорядок жизни английских министерств, парламента, закрытых и открытых клубов, приёмов во дворцах и аудиенций в кулуарах. И одно из самых сложных в этой работе — это чрезвычайная распространённость мнения, что Россия — это предштормовое безветрие в парусах английских кораблей. Семён Романович попал в Англию не в лучшее время. Благодаря причудам мировой политики и ряду указов кабинета Екатерины II-ой, нормальные деловые отношения с Британской империей были нарушены. По причинам успехов России в русско-турецких войнах англичанам стало мерещится, что в ближайшем будущем Россия продвинется на восток ещё дальше и вскоре придвинется к границам жемчужины Британской короны — к Индии! Этого допустить они не могли — в результате Россия из делового партнёра превратилась в коварного врага.

Вот в таких условиях Семён Романович принимает бразды правления посольским домом и начинает активную борьбу за изменение сложившегося положения. Он 2370e7312611учится, ошибается, заводит связи, даёт положенные обеды (часто за свой счёт), делает подарки, шлёт поздравления и уведомления, а также рассказывает, убеждает и спорит. О том, что Россия не враг, а надёжный деловой партнёр, о том что сложившееся положение есть препозиция случайная и временная, о том, что всё можно и нужно изменить. А спустя 6 лет следует проверка тому чего он достиг.

Успехи России в начавшейся третьей русско-турецкой войне 1787 – 1791 гг. растревожили осиное гнездо английского парламента. В 1788 г. между Англией и Пруссией был подписан договор, имевший явную антирусскую направленность. Лондон и Берлин совместными усилиями побудили шведского короля Густава III начать в 1788 г. военные действия против России. А к окончанию русско-турецкой войны Англия сама стала совершать приготовления ко вторжению во Российские пределы.

Во главе всей этой затеи стоял премьер-министр Уильям Питт-младший, человек настолько авторитетный в Англии, что попал в пятёрку

  1. победитель Наполеона на море адмирал Нельсон,
  2. победитель Наполеона при Ватерлоо герцог Веллингтон,
  3. 4-х кратный премьер-министр Великой Британии Уильям Гладстон
  4. сэр Уинстон Черчилль

тех, коим за заслуги перед страной английский парламент и английская монархия устроила торжественные похороны за казённый счёт.

Сэр Уильям Питт-младший был очень интересным, своебразным и сильным противником — он нём стоит рассказать особо. Прожил всего 46 лет. Почтиpg-22-william-pitt половину этой недлинной жизни провёл премьер-министром Англии, впервые заняв этот пост в 24 года и продержавшись на нём (с одним перерывом) более 20 лет. Его правительство было первым отказавшимся от системы подкупов; именно при нём был проведён акт, согласно которому в Англии была установлена полная свобода печати; погашены огромные долги, оставшиеся от после войны с Америкой и заключён договор с Францией, в силу которого для подданных обеих стран была уничтожена обязательность паспортов при переезде из одной в другую.

Питт сторонился коррупции в целях личного обогащения, что было удивительно для его времени. Однажды он отказался от официального предложения 280px-William_Pitt_the_Younger_2лондонских купцов заплатить сто тысяч фунтов его долгов. Из-за высоких психологических нагрузок во время наполеоновских войн Уильям Питт стал сильно пить. Вторым его знаменитым прозвищем (после «Честный Билли») стало «three bottle man» – «Человек – три бутылки в день». Возможно его современники несколько привирали в количестве, но вот то что Уильяма несколько раз тошнило от избытка выпитого прямо с трибуны английского парламента на головы депутатов — это самая что ни на есть правдивая правда.

Этот алкогольный марафон, тем не менее, не мешал властному и жесткому характеру Питта-янгера, который смог провести в жизнь большинство своих проектов. Что касается России, то подготавливая войну с ней он говорил следующее:

Мы не только превратим Санкт-Петербург в жалкие развалины, но сожжём и верфиАрхангельска. Наши эскадры настигнут русские корабли даже в укрытиях Севастополя! И пусть русские плавают потом на плотах, как первобытные дикари”.

По его распоряжению в Потсмуте была сформирована эскадра состоявшая из 36-и54497082_1264833314_18th_caricatures_portsmouth линейных кораблей, 12-и фрегатов и более 50-и кораблей сопровождения. Были набраны команды, им было выплачено полугодовое жалование, в трюмы загружено военное снаряжение и продовольствие. Всё было готово, оставалось дождаться сигнала к отплытию.

И вот в этих условиях Семён Воронцов проводит компанию по остановке, готовой вот-вот разразиться, войны. Впоследствии он вспоминал, что в кризисные месяцы 1791 г. ему пригодились все накопленные знания о деятелях английской политики и межпартийной борьбе. Не имея никакой возможности добиться положительного результата в министерской среде, Семён Романович пошёл на очень нестандартный шаг, который до него ещё никто не делал ни в одном государстве — для того, чтобы изменить точку зрения английского парламента и английского же кабинета министров он обратился напрямую к английской общественности. В качестве своего рупора он избрал независимые английские газеты и оппозиционную партию либеральной английской буржуазии – вигов. Аргументация, направленная к традиционной английской взвешенности и прагматизму, была чрезвычайно проста. Воронцов, с цифрами в руках, энергично разъяснял, какой огромный экономический ущерб понесет Англия в случае войны, и предоставлял на этот счет конкретные данные.

“Дабы скорее разрешить вопрос и принудить Питта к разоружению, – вспоминал 13_s_r_vorontsovон, – я велел сочинить записки, для которых доставлял самые точные и убедительные материалы, с целью доказать англичанам, что их влекут к разорению посредством уничтожения торговли, и что все это делается ради интересов для них чуждых”. Эти данные затем легли в основу наводнивших Британию антивоенных брошюр и записок, что Воронцов ставил в заслугу себе (“в двадцати и более газетах, выходящих здесь ежедневно, появлялись постоянно статьи, происходившие от меня”), а также сотрудникам русского посольства, которые “целые ночи писали, а днем бегали во все стороны… разносить в конторы разных газетных редакций статьи, которые должны были появиться в печати на следующий день”

В итоге развернутой вигами и Воронцовым кампании, в стране нарастают антивоенные настроения, которые наибольшего накала достигли в промышленных центрах. Там принимались резолюции против политики кабинета и с делегациями, состоявшими из представителей деловых кругов, направлялись в Лондон.

Под давлением антивоенных настроений жилистая рука аглийцкого прагматизма и скупердяйства быстро повычистила ряды парламентского большинства, R0rrqподдерживающего Питта. Начались разногласия даже в кабинете министров, несмотря на то, что он был, по наблюдениям Воронцова, полностью заполнен сторонниками премьера : “людьми ему совершенно преданными…, или простаками”.  Через две недели военных приготовлений гусиное шипение, жаждующих спасения Англии, вигов и бульдожье лаяние прессы вынудили Питта отказаться от предъявления России ультиматума. Прекратилась подготовка к отправке в Балтику английской эскадры (а ведь на это были потрачены огромные деньги!) и были прерваны переговоры о субсидировании Швеции на предмет войны с Россией. Более того, британский кабинет сделал шаг навстречу России: в мае 1791 г. в Петербург для переговоров прибыл чрезвычайный посол У. Фоукнер. Он привез согласие английского правительства на признание русско-турецкой границы по р. Днестр, а также Очакова российской крепостью. Екатерина II-ая  отметила заслуги Воронцова высшим чиновничьим орденом —  Св. Владимира I степени.

Семён Романович Воронцов умер в 1832 г. в возрасте 88 лет и был похоронен ea5b8e4126a0возле лондонской церкви Мэри-ле Боун. Он завещал 500 фунтов на строительство двух домов для неимущих и эти дома были построены. В память о Воронцове, человеке повергшего в нокдаун одного из деятельнейших премьер-министров Англии,  улица Мэнсфилд, на которой он проживал, чтущими историю бриттами, была названа в его честь. И уже в прошлом веке там была открыта мемориальная доска.

В России же, человеку практически в одиночку остановившему войну, заочно спасшему десятки  тысяч жизней, уберегшему Санкт-Петербург и Архангельск от разрушений, сэкономившему деньги  для торговли и процветания  — нет ни памятника, ни чести в наименовании улицы. “Отчего так?” — спросите Вы.  “А Бог его знает!” — ответим Мы и предадимся сладостным рассуждениям о величии и загадочности русской души.

В написании статьи были использованы материалы статьи Половинкиной М.Л., Шляпниковой Е.А. “Семён Романович Воронцов”. http://historystudies.org/2012/06/polovinkina-m-l-shlyapnikova-e-a-semyon-romanovich-voroncov/

Великие люди России

  1. Лорис-Меликов. Диктатура сердца.

  2. Миних — великий и забытый

  3. Барклай де Толли. Отступление как произведение военного искусства.

  4. Канкрин. Спасая Отечество.

  5. Толстой-Американец. Загадочное воцерковление.

  6. Иван Шувалов и Московский Университет

  7. Михаил Воронцов. Короткий полёт над всполохами судьбы великого человека.

  8. Семён Воронцов. И один в поле воин…

Реклама