Июнь. Утро. Еду в пригородной электричке. Народу совсем немного, две девушки за моей спиной листают конспекты и обмениваются мнениями по предмету, который, вероятно, едут сдавать. Они говорят негромко, слышу их только я, ибо сижу ровно за ними. После нескольких реплик на тему истории Франции непроизвольно прислушиваюсь:

“А кто такие маршалы Вобан и Тюренн, которых очень уважал Наполеон?” — спрашивает одна. Настораживаю уши, ибо сейчас другая должна будет что-то сказать о двух военных теоретиках и практиках, о которых знает очень мало кто знает. А так как вторая девушка несколько подзависла с ответом: “Вобан и Тюренн говоришь? …” и зашелестела страницами конспекта, я заранее наливаюсь злорадным удовольствием, предвкушая услышать жуткую глупость, ибо:

  • по первых, это девушки, а какое дело девушкам до теоретиков и даже практиков военных сражений и операций. Если бы они заговорили о салоне мадам де Рамбуйе или госпожи де Сталь это было бы уместно. Но девушкам говорить о военных теориях …;
  • во-вторых, они, судя по голосам, они довольно юные, а у юных созданий на уме обычно совершенно иное, чем как штурмовать крепости;
  • в-третьих, повторюсь, о таких личностях как маршалы Франции Вобан и Тюренн знают только выпускники военных академий и редкие историки специалисты

“Ну, как бы тебе это сказать, — немного растягивая слова, начинает отвечать вторая, — представь ты приглашена на закрытую домашнюю вечеринку. Приглашение ты получила на роскошной веленевой бумаге, с красивыми завитушками. Его тебе прислал мужчина в возрасте, по фамилии Вобан. Он профессиональный военный, поэтому встречает тебя, будучи безукоризненно выбрит, одет в костюм от Brioni, галстук от Valentino. Не красавец, но и не уродина. Так, устойчивое три с плюсом. От него исходит тонкий аромат мужского одеколона — Yves Saint-Laurent — это, пожалуй, с учётом области занятий, уже устойчивая “четвёрка”. Он галантно целует тебе руку и ведёт представлять компании. Все спокойные и солидные люди. Садитесь за стол: всё очень прилично, но никакой роскоши. Вкусная еда, улыбчивая обслуга.

Вобан всегда рядом и всегда справа от тебя. Заводит приятный разговор, поблёскивает интеллектом и мягко шутит. Слушать его приятно. Он подсаживается ещё ближе, но не переходит положенные приличиями рамки. Приглашает на танец. Держит тебя уверенно и неожиданно наступает тебе на ногу. Жутко краснеет, извиняется. Танец продолжается и он очень внимателен к дистанции между вами. Снова возобновляет разговор, снова мягко, изящно и тонко шутит. Начинаются очень лёгкие намёки на интимное и тут у него звонит телефон. Он извиняется: “Очень важный деловой разговор” и поцеловав тебе руку уходит в другую комнату.

В это время в квартире раздаётся звонок. Одна их дам пошла открывать. Какая-то суета в прихожей: “Тюренн? Но ты же не приглашён…. тебя не ждали… да постой…. погоди….”, но Тюренн уже входит в гостиную. Высок ростом, строен, в глазах что-то от Джуда Лоу. Его все знают, кто-то приветствует, кто-то нет. Он берёт со стола чей-то бокал с вином и оглядывает зал. Видит тебя, его зрачки расширяются. Медленно потягивая вино из фужера он смотрит на тебя. Видно что он что-то примеряет и просчитывает. Потом решительным движением ставит пустой фужер на стол и устремляется прямо к тебе: “Вы танцуете?” и уже мягко тянет за руку. Отказать ему невозможно. Несколько танцевальных па и он уже прильнул к тебе. Ты отстраняешься, но коварный обольститель не обращает на это внимания и вот вы уже танцуете тело-к-телу. Ты прямо чувствуешь как у него бурлит кровь. Тюренн смотрит только тебе в глаза. Что-то там говорит, явно приятное, но ты не слышишь. Магнетизм его глаз делает тебя слабой. Ещё несколько  танцевальных па и вот вы уже за пределами комнаты, в полумраке какого-то чуланчика. Ты делаешь попытку приблизиться к дверям, но он корпусом полностью перекрывает тебе пути отступления. А твой сдавленный крик о помощи прерывает жарким и страстным поцелуем прямо в губы. Ты делаешь слабую попытку вырваться, но рука Тюренна уже на твоём бедре…. Секс бурный, беспощадный и божественный. Правда, он укладывается чуть больше чем в три минуты. Обмягшей, он целует тебе руку, идёт к дверям, чуть замедляется, а потом неожиданно вернувшись ещё раз жадно целует тебя в губы… . Прямо как контрольный выстрел в затылок — от неожиданности и мощи исполненного с тобой случается второй оргазм. Когда ты очнулась в каморке его уже нет.

После того как, приведя себя в чувство, ты появляешься в гостиной, то видишь, что Тюренна уже и след простыл, а к тебе тут же устремляется Вобан: “Прелестная госпожа, куда же Вы пропали?” Он по прежнему тактичен, галантен и вежлив. Приближается к тебе по сантиметру в час, но всё ближе… ближе… ближе…

Ночевать ты остаёшься конечно у него. Он настолько внимателен и расчётлив, что от него просто не вырваться. Секс как в кино про Эманюэль: уверенно, настойчиво, неторопливо. Нашёл все твои эрогенные зоны, попробовал множество позиций и вот вы слились в едином оргазме. Потом он долго не мог отдышаться — возраст… . Во общем всё было хорошо, но только как-то слишком правильно и  скучненько…”

“Хорошо, я поняла, — оглядываясь сказала первая девушка, — Сонечка, да мы же выходим!” И быстро собрав тетрадки девушки устремились к выходу на платформу “Ленинский проспект”…

Потом я пожалел, что не устремился за ними, не вышел на их станции и не познакомился. Я был пригвождён к месту столь необычной и я бы даже сказал экстравагантной, но достаточно точной характеристикой исторических персонажей. Наверное, ничего подобного я не услышу больше никогда. А жаль…

Беседу юных созданий я воспроизвёл, естественно, по памяти. Очень старался не путать их милый щебет со своим глубокомысленным карканием. Надеюсь, что почти не исказил монолог юной Сони. Для желающих соотнести сказанное юным прекрасным созданием прилагаю краткие исторические справки.

Тюренн

Когда Наполеон Бонапарт (полководец, проведший более 60-и сражений и 200px-Henri-turenneпроигравший только одно, последнее) представил своим маршалам список семи самых выдающихся полководцев мировой истории, виконт Анри де ла Тур д’Овернь де Тюренн был в нем единственным французом. Он стоял в одном ряду с такими мэтрами военного дела как:

  1. Александр Македонский (Северная Греция)
  2. Ганнибал “Барка” Молния (Северная Африка)
  3. Юлий Цезарь (Италия)
  4. Густав II Адольф (Швеция)
  5. Евгений Савойский (Северная Италия)
  6. Фридрих Великий (Пруссия)

Службу Тюренн начинает 15-и летним юношей, рядовым в войсках своего дяди Морица Нассауского — выдающегося голландского военачальника. От него будущий полководец научился, как сам признавался, «выбору местности, искусству осады и особенно искусству составлять план, долго над ним раздумывать и не менять в нем какой-либо пункт до последней минуты исполнения». Уже в 1626 году в своей первой битве во время осады города Буа-де-Дюк он проявляет мужество и сообразительность, за что и получил звание капитана. Через 34 года в день своего 50-и летия Анри де Тюренн получает звание высшее воинское звание — главного маршала Франции.

200px-Henri_de_la_Tour_d'Auvergne-BouillonТюренн — это 49 лет сражений, маршей и блистательных побед, при нескольких незначительных поражениях. За эти 49 лет беспрерывных боёв у него случилось около 80 больших и малых успешно выигранных сражений с представителями самых разных стран и самых разных военных школ. Эти победы он совершал командуя как единолично, так и в содружестве с другими полководцами, коим всегда мог убедительно доказать свою точку зрения. Почти всегда Тюренн водил свои войска в бой лично. Получил два ранения, но при первой возможности всегда тут же возвращался в строй.

«Тюренн, — писал Наполеон, — в 1646 и 1648 годах прошел Германию во всех направлениях с такой быстротой и смелостью, которые совершенно противоположны образу ведения войны этого времени; это происходило от его искусства и верных правил его метода».

250px-Henri_de_la_Tour_d'Auvergne,_Vicomte_de_Turenne_by_Circle_of_Philippe_de_Champaigne

Его метод был прост и надёжен:

  • Очень быстрые, часто многодневные марши;
  • Неожиданный выход на коммуникации противника и отсечение его от баз снабжения;
  • Тщательная организации снабжения собственных войск и надёжное обеспечение своих коммуникаций;
  • Неожиданность нападения вообще;
  • Умение сосредоточить все силы на направлении главного удара.

Для полководцев сегодняшнего мира эти правила непреложная норма, но для полководцев 17-го века это целые откровения, которые более или менее вошли в обыденную военную практику лишь лет через 150. Вот несколько примеров его нестандартного (для того времени) военного мышления:

  1. Для преследования противника в то время часто использовалась конница. Не исключало это и тех случаев, когда сражение велось на узких городских улицах. Это было нормой для тех времён и все полководцы, не слишком задумываясь, посылали своих кавалеристов на штурм баррикад и иных уличных заграждений. В бою за Сент-Антуанское предместье (1652 год) Тюренн решил применить новый приём. Увидев в суете узеньких улиц наличие баррикад, он поставил в начале улицы пушки и продольным огнём стал их “вычищать”. А расчистив, пустил в бой сначала пехоту и уже как подкрепление к ней, конницу. Париж был взят с минимальными потерями.
  2. При снятии осады Арраса (1654 год) Тюренн использовал для наступления ночной бой. В Европе того времени ночами спали, но Тюренну нужно было сломить сопротивление армии вдвое превосходящей его собственную, опиравшейся на укрепленный лагерь. По этой причине он и отважился на такое неожиданное нападение, с трудностями которого он блестяще справился. Сочетая внезапность с быстротой и нанося удар сосредоточенными силами, Тюренн одержал победу.
  3. Имея двух очень сложных и сильных противников в конце 1674-начале 1675 года виконт решил начать кампанию не весной (когда установятся дороги), а ещё в середине зимы. Для ввода противника в заблуждение главный маршал Франции подготовил крепости центральной части Эльзаса к обороне. Затем тайно отвел целую полевую армию в Лотарингию. После этого под прикрытием Вогезских гор Анри де Тюренн совершил форсированный марш на юг, набирая по пути столько рекрутов из местного населения, сколько было возможно. На заключительном этапе марша, чтобы скрыть от шпионов противника свой замысел, он разделил свои силы на мелкие отряды. После ускоренного марша по холмистой местности в условиях метели Тюренн вновь собрал свои войска вблизи Бельфора и, не задерживаясь, вторгся в Эльзас не с севера, как то предполагалось ранее, а с юга.

Один из его противников имперский генерал Александр де Бурнонвиль, с имевшимися у него под рукой войсками, пытался задержать французов, но был отброшен. Тюренн развернул мощное наступление вдоль долины между Рейном и Вогезами, отбрасывая разбитые отряды имперской армии на север и изолируя каждую часть, пытавшуюся оказать сопротивление. На полпути к Страсбургу, при Тюркгейме, курфюрст Бранденбургский соорудил дамбу и оборонял ее при помощи войск, по численности равных войскам Тюренна.

В этом сражении  (1675 года) французский маршал, как обычно сам повел главные силы в обход, используя неподвижность армии союзников, построенной в две линии на крепких оборонительных позициях. Тюренн не столько стремился к уничтожению противостоящей армии, сколько думал о подрыве ее морального духа. План его увенчался успехом, и скоро в Эльзасе не осталось ни одного вражеского солдата. На разгром двух численно превосходящих его армий у него ушло всего 6 дней.

В 1800 году по личному распоряжению Наполеона сердца маршалов Тюренна и Вобана (и только их, а не кого либо другого) были захоронены в главном французском мемориале героев — парижском Доме Инвалидов

Вобан

«Город построенный Вобаном — безопасный город;

город, атакованный Вобаном, — потерянный город»

Французское присловье

VaubanСебастьен ле Претр де Вобан это победная песнь французской военной мысли. Мастер, в первую очередь, фортификационного дела, он ввёл стандарты позиционной войны, которые оказались действенными более чем 200 лет. В 2008 году “железное кольцо Франции”, состоящее (в нынешнее время) из двенадцать крепостей, спроектированных Вобаном, были объявлены Юнеско  памятником Всемирного наследия.

Всю свою жизнь (с 1648 года по 1708-ой, т.е. 60 лет) Вобан провёл в постройке своих крепостей и осадах неприятельских. За это время он построил:

  • 33 крепости от начала до конца;
  • усовершенствовал до 300 старых;
  • участвовал в 53 осадах;
  • более чем в 100 стычках и сражениях.

Начинал он с простого. Будучи бедным дворянином он был вынужден искать себе применение, используя любую возможность проявить себя. В то время военные vauban-7-sizedпостройки возводились и планировались гражданскими архитекторами, которых всё время не хватало, ибо казна была скупа, платила немного и нерегулярно, да и в профессиональном росте гражданского архитектора военные постройки не учитывались. Более или менее обеспеченные дворяне-офицеры также сторонились возни с землёй и кирпичами — в этом не было никакой романтики. Так что, по сути дела, своей будущей профессии военного инженера Вобан не выбирал — избрав своим проводником бедность, она сама нашла его.

Правда, в начале судьба сделала ему небольшой подарок. Будучи пленён в результате мелкого инцидента, он так понравился кардиналу Мазарини, что тот предложил ему службу в войсках короля. Себастьян согласился и попал под начальство шевалье де Клервиля — главного военного инженера королевских войск. И по иронии судьбы первой его операцией была атака тех укреплений, которые несколько дней назад он создавал. Он бросился в бой со всей полагающейся бургундцу отвагой и тут же получил первые две пули. Однако, это не остановило его, он продолжил атаку и крепость была захвачена. Ему было предложено её восстановить, а по результатам восстановления королевским указом он получил (о чём и мечтать не мог) звание военного инженера и роту солдат в своё подчинение.

В 1655 году ему поручили восстановление города Конде. За этим делом его и застал неприятель. Находясь на стене крепости, Себастьян де Вобан получил тяжёлое ранение, уложившее его в постель. Однако, он приказал переложить себя на носилки  и отнести на крепостные стены. Там, не имея возможности повернуться и имея перед своими глазами лишь небо, он продолжил оборону крепости, используя лишь доклады подчинённых.

Что нового привнёс Вобан в военное искусство:

  • создал метод “постепенной атаки”, имеющий и другое название — “Больше пота, меньше крови”. Метод состоял в обложении крепости многочисленными 0_4c90a_d99470ca_XLтраншеями с артиллерийскими батареями, которые придвигались всё ближе к крепостным стенам по мере разрушения обороны противника;
  • подошёл к строительству крепостей, как к явлениям высокого архитектурного искусства, где красота полностью сочеталась с практичностью и целесообразностью;
  • создал единственную в мире, систему “Pre carre”, которая связывала воедино все французские пограничные крепости. В этой системе комбинировались неподвижные крепости с подвижными воинскими контингентами;
  • усовершенствовал минно-подрывное дело, постоянно экспериментируя с минными зарядами;
  • предложил проект пуленепробиваемой одежды;
  • открыл принцип навесной стрельбы из мортир;

Главный инженерный талант Вобана проявился в его поразительном искусстве использовать особенности обстановки и местности, вследствие чего некоторые 89---vauban2недостатки его фортификационной системы, указанные теоретически, на местности исчезали. В этом искусстве применения фортификационных форм к обстановке и местности едва ли найдутся у Вобана соперники, и в этом отношении время этого знаменитого инженера, относящееся ко второй половине XVII века, может быть названо эпохой Вобана. Академия наук сделала его в 1699 году своим членом, а Людовик XIV-ый наградил чином маршала Франции.

2007 год, год трёхсотлетия смерти маршала, был объявлен во Франции годом Вобана.

Реклама