Пантеоны воинских героев:

  1. Ратная Палата. Как это начиналось.
  2. Парижский Дом Инвалидов — французский вариант воинского пантеона героев
  3. Вальхалла Людвига I-го (баварский вариант воинского пантеона героев)
  4. Ясукуни дзиндзё — японская модель почитания героев
  5. Ратная Палата (окончание)

Итак, мы (как и Особое совещание при особе государя-императора) рассмотрели три, наиболее известных к началу XX-го века, варианта создания пантеонов воинской славы: французскиRatnayaaй, баварский и японский. Проанализировав их, в российском проекте Ратной палаты можно было бы отразить следующие направления:

Взгляд в прошлое:

  • разместить один или несколько военных музеев разной направленности и содержания;
  • обустроить место под усыпальницы военных героев.

Взгляд в настоящее:

  • устроить пансион и здравницу для военных пенсионеров, живых свидетелей битв и величия российского оружия. Поручить им охрану и поддержания порядка;
  • выстроить на территории комплекса Ратной палаты собрание священнических домов (православного храма, католической кирхи, протестантского молитвенного дома, мусульманской мечети и буддийского дацана) где ежедневно бы проводились моления за души российских воинов;
  • создать торжественный плац, для публичного награждения воинов, совершивших подвиги во славу России, а также разжалования иных, осквернивших честь российского оружия.

Взгляд в будущее:

  • на торжественном плацу приводить к присяге крупных воинских чиновников;
  • на этом же плацу проводить окончательное подписание воинских договоров и соглашений;
  • учредить воинское и медицинское училище для детей- сирот, потерявших родителей в военных конфликтах, с последующим облегчённым поступлением в военных институты и университеты;
  • устроить крупный открытый лекторий, где специалистами проводились бы лекции и семинары о прошлом, настоящем и будущем ратного искусства.

Такими видится нам из дня сегодняшнего направления по обустройству такого знакового явления как “Ратная палата”. Что же из всего этого выбрало Особое совещание и что одобрил государь-император Николай II-ый?

Первое — направленность. Из всего спектра возможностей решили оставить только две: Ратная палата должна была стать музеем и лекторием, а потому rrrглавный корпус должен был состоять из:

  • большого двухъярусного зрительного зала на 400 мест.
  • эстрады для чтения лекций, которая отделялась бы аркой и была снабжена экранами и специальными устройствами для световых и кинематографических картин.
  • “зелёной” галереи (по цвету стен), служащей для хранения исторических документов, в конце которой располагались в киотах иконы.
  • “розовой” галереи, завершающейся шестигранной башней и служившей для хранения музейных коллекций.
  • портретной галереи георгиевских кавалеров, которая заканчивалась ротондой, предназначенной для размещения крупных предметов военного снаряжения и артиллерии.
  • Парадной лестницы и библиотеки.

Второе — стиль. Так как строили на бывших Новгородских землях, то решили 0_7c2f7_b5a65695_XLсохранить соответствующую стилистику. Ратную палату решили создать по образцу псковско-новгородской архитектуры 14-15-го веков. Тем более что рядом был расположен Государев Феодоровский собор и его также нужно было вписать в ансамбль палаты.

Третье — внутреннее содержание. Согласно желанию самой Третьяковой P1000076«изображения войн должны быть распределены по нациям, которыми велись эти войны», т.е. были выделены разделы, посвященные:

  • татарским войнам,
  • турецким войнам,
  • польским войнам,
  • шведским войнам,
  • Семилетней войне (1756-1763),
  • Наполеоновским войнам (1800-1815),
  • Крымской кампании (1853-1856).

Четвёртое — внутреннее убранство. Оно предполагало мебель, стилизованную 122_G_P_Pashkov_Rospis_severnoi_st-19900под старину, и полихромные настенные росписи (в технике «масло по штукатурке»). Живописные работы выполнил художник Н.П.Пашков предположительно по эскизам Билибина. Росписи стен и сводов представляли собой стилизованные изображения на древнерусские мотивы, изображения гербов российских губерний и георгиевских крестов с лентами.

Начавшаяся летом 1914-го года мировая война изменила концепцию будущего музея военной истории, застав процесс строительства здания палаты «в стадии выведенных стен». В сентябре того же года Елена Андреевна, вернувшаяся с театра военных действий из Галиции, отмечала в письме, адресованном императору, что необходимо собирать для палаты-хранилища редкие трофеи и оружие идущей войны. Для этих целей решено было пристроить специальную галерею для хранения трофеев. Царь решение одобрил, но денег на его исполнение опять не нашлось, а потому Третьякова снова вздохнула и пожертвовала ещё  65 000 рублей наличными.

С началом боевых действий командирам всех полков и батальонов была направлена типовая «Программа работ», в которой предписывалось выявлять и доставлять в помещение комиссии (в Петроград на Захарьевскую улицу, д. № 17)

  • информацию о захваченных трофеях (с фотографиями);parade(1)
  • описания подвигов части и ее чинов, связанные с взятием трофеев с приложением графических набросков этих подвигов;
  • сведения о героях—георгиевских кавалерах как офицерах, имеющих орден Св. Георгия или Георгиевское оружие, так и нижних чинах, награжденных всеми четырьмя степенями Георгиевского креста или же совершивших особо выдающиеся подвиги.

Помимо создания экспозиции доставляемых с фронта трофеев, было решено 130a46fea1b7149e02da89118a6750f1поместить портретную галерею георгиевских кавалеров текущей войны. По аналогии можно вспомнить портретную галерею героев Отечественной войны 1812 г., но отличие состояло в том, что со стен будущего музея на посетителей преимущественно должны были смотреть портреты не генералов и офицеров, а унтер-офицеров и рядовых. Для создания портретов георгиевских кавалеров был образован специальный штат художников, которые должны были писать героев либо с натуры, либо по фотографии. Командование воинских частей направляло в Строительный совет по специально установленной форме «Сведения о награжденном Георгиевским 92-Sapega-GIMкрестом чине, удостоенном помещения портрета в галерею Государевой Ратной палаты», как о живом, так и о павшем на поле брани, а также его фотографию (либо негатив) с указанием основных примет: цвета лица, глаз, волос, бровей, ресниц, усов и бороды. Одной из возможностей личного позирования была госпитализация раненого кавалера в лазареты Петрограда или Царского Села. Портреты георгиевских кавалеров, как правило, имеющих георгиевский бант (три-четыре Георгиевских креста и полный комплект Георгиевских медалей, а иногда и награжденных Георгиевским оружием) исполнялись в размере 40×30 см в течение двух-трех дней масляными красками и стоили по 30 рублей за экземпляр. Обычная цена за такую работу была 150 рулей, но художники брали только пятую часть, «движимые патриотическим желанием принести свой труд во славу Русского оружия».

К концу 1916-го года Государева Ратная палата была практически готова для открытия в ней императорского музея Великой войны, но в феврале 1917-го года грянула февральская революция. Сидорчук вскоре уволился и уехал в Польшу, руководство музеем стало переходить из рук в руки, пока в 1919 году в «Известиях Народного комиссариата по военным делам» появилась статья некоего Александра Буцевича. Он писал:3174

«Я допускаю с некоторой натяжкой назвать музей «народным», в том смысле, что в этой империалистической бойне уложили не один миллион народа. Соглашусь и вполне разделяю мысль о необходимости собирания документов и всего имеющего отношение к этой войне, так как эта гигантская борьба двух капиталистических коалиций в качестве величайших из народных бедствий заслуживает, безусловно, внимания, но и только. Но говорить о «трофеях», «увековечивании» имен «героев» «в истории и памяти», «подвигов российского (!!!) воинства» это уже слишком. Ведь речь не идет о нашей гражданской войне, идущей под лозунгом освобождения трудящихся… Эта война для рабочего класса была братоубийственной и должно скорбеть об ее бесчисленных жертвах, но делать из них «героев» недопустимо… Авантюра с «героями» и «всероссийским воинством» должна быть скорее ликвидирована. Подобным явлениям не должно быть места в Советской России».

После этой статьи места для не то что для пантеона воинских героев, но и просто для военного музея в Советской России не нашлось. Экспонаты музея были вывезены из Царского Села, рассредоточены по государственным хранилищам, некоторые уничтожены, а иные просто разворованы… . Бившаяся за спасение музея Елена Андреевна однажды пропала и судьба её по сей день неизвестна.

В 1923-м году Ратная палата, как и Феодоровский городок, были переданы Агрономическому институту. В палате обосновался студенческий клуб, в нем проводились вечера, выпускные балы. Во время Великой Отечественной войны Ратная палата, расположенная практически на переднем крае обороны, 141898599пострадала от артобстрелов. По её окончании в нём проживали возвратившиеся жители Пушкина. Кроме того, комплекс использовался в качестве складского помещения. В первой половине 1970-х гг. началось восстановление Ратной палаты, в которой разместились реставрационные мастерские. В это же время была проведена перепланировка здания, частично исказившая его внутренний облик, однако живопись была законсервирована.

В 2008 г. КУГИ Петербурга официально передал в бессрочное оперативное управление Государственного Музея-заповедника здание Государевой Ратной палаты для размещения в его стенах музея истории Первой мировой войны. Здание находилось в катастрофическом состоянии. Живопись сохранилась плохо, большая её часть, выполненная в древнерусском стиле была безвозвратно утрачена. В общей сложности на реставрацию здания потребовалось более 600 миллионов рублей.scob_abNiMk

1-го августа 2014 года в 100-летний юбилей Великой, и практически неизвестной простым россиянам, войны музей был открыт. Насколько он соответствует званию “Государевой ратной палаты” и понятия пантеона героев судить Вам. Выберите время и посетите его, всё также расположенного в Царском селе Санкт-Петербурга. Рядом, в парке, по прежнему всё-также зеленеют деревья, светит меж ветвей нежаркое питерское солнце. Прыгают белки …

Реклама