“Если Вы любитель чего-то

оригинального, то посещая Эдинбург,

Вы обязательно должны

увидеть этого человека”.

Сэр Вальтер Скотт

“Гай Маннеринг”

Как известно, во время футбольного матча есть небольшая группа людей, которые совершенно ничего не понимают в футболе — это футболисты и их тренеры. Так считают те, кто пришёл посмотреть на футбольный матч, ибо они, зрители — специалисты в футболе все до единого. Подобный поход “знающий — делает, а не знающий — рассказывает всем как это надо правильно делать” — свойственен aaчеловечеству и в иных областях. К примеру, практически каждый мужчина знает как управлять государством, даже если он никогда в жизни не управлял даже коллективом из трёх человек. Мне доставляет особое удовольствие наблюдать за знакомой компанией из слесарей, сварщиков и примкнувшего к ним уборщика территории, когда они, в буквальном смысле, брызжа слюной, на пальцах объясняют друг другу как просто обустроить современную экономику и современную жизнь. Каждый из них начинает и заканчивает примерно в одном ключе. Начинает словами: “А что ж ты не упоминаешь про …..” и заканчивает, чуть приподнимая плечи и слегка разводя руками: “Ну, вот и всё! Это же ясно как божий день!”

Дилетанты и профессионалы. Вечная борьба противоположностей. До некоторого времени я всегда был на стороне профессионалов, тех кто не выпячивая себя, спокойно делает своё дело, пока не прослышал про Джона Клерка из Элдина.

С фамилией ему конечно не повезло. “Клерк” это, как известно — конторский служащий, бумагоноситель и бумагомаратель. А что дополнительно неприятно в его случае — то и по роду занятий он тоже был почти что клерком: служил по ведомству торговцев готовым платьем. Происходил, правда, из достаточно обеспеченной шотландской семьи, где его отец (тоже кстати, Джон Клерк) числился по разряду юристов. Клерк же джуниор был седьмым ребёнком в этой семье и так как наследства ему ожидать не приходилось, отправился учиться на врача. Однако, отучившись, юный джентльмен решил податься в торговлю, в которой со временем весьма преуспел. Торговля в Британском королевстве, без общения с моряками, капитанами, шкиперами, собственниками судов невозможна, а потому Джон многое знал о морском судоходстве, безопасности на море и военно-морских особенностях службы. Сам же в море предпочитал не выходить. В юности лишь раз вышел в море на небольшом шлюпе, где его тут же укачало и рвало всё путешествие, а потом ещё неделю на берегу. С тех пор Клерк от морских путешествий зарёкся и носа в море не казывал. Но разговоры о море, о кораблях, о морской стратегии и практике любил чрезвычайно. Замечательный пример английского дилетанта эпохи Просвещения.

Когда ему стукнуло 42, в деревушку Элдин под Эдингбургом, где проживал торговец платьем Джон Джонович Клерк, поселился отставной морской офицер Эдгар Комишионер. Естественно, они познакомились, а так как языки у обоих были длинные, то они провели немало вечеров дегустируя замечательные колониальные напитки. Так как бывших моряков не бывает, Эдгар обстоятельно рассказывал Джону о сложностях морских походов и деталях морских сражений. Одной из его печалей была следующей:

“Видишь ли Джон, — неторопливо выгружал из себя слова боевой отставник, — эти чёртовы иностранцы становятся всё более опытными. Прямо таки растут год от года. Если раньше на один испанский выстрел мы отвечали пятью, на французский — тремя, а на голландский двумя — и тем зачастую решали дело, то теперь ситуация меняется. Все они и лягушатники (французы) и жеватели тюльпанов (голландцы), за исключением, пожалуй, донов Диего (испанцев) набрали новый артиллерийский штат, обучили его и теперь в скорострельности и меткости подбираются к лучшим английским стандартам. А это весьма черевато. Ведь флот Её Величества практически всегда сражался будучи численно меньше своих соперников и верх мы брали скорострельностью и меткостью. А теперь и они скорострельны, а нас по-прежнему меньше. Дело принимает дурной оборот! Что-то надо менять!”

Но что могли изменить в одной маленькой деревушке два британца за тремя бутылками рома? Однако, вопрос Эдгара побудил в Джоне желание разрешить сложную задачу. Торговые дела шли неплохо, а потому он обложился картами, книгами по морским сражениям, макетами судов, трудами по морklerkской теории и практике и приступил к поиску решения. Этот поиск занял у него почти десяток лет и в 1782-м году (когда Джону стукнуло 54) он разродился небольшой брошюрой с простым названием: “An inquiry into naval tactics» (К вопросу о морской тактике).

Не будем влезать в эту работу детально, поясним главное: Джон Клерк предложил сломать одно из самых святых в морской тактике того времени — боевое построение кораблей в одну линию или, как тогда говорили, “в кильватерную линию”. Согласно регламенту проведения морского сражения, (отметим — выработанного веками и сотнями морских сражений!) все боевые суда того времени перед сражением выстраивались перед противником в батальную линию: носом к корме. Противник делал тоже самое. В результате образовывались две линии супротивников, развёрнутые друг  к другу бортами. Далее по приказу своих адмиралов они сближались, открывали огонь и таким манером вели баталию (пока одна из эскадр не выкидывала белый флаг или не пыталась спастись бегством). Анализируя предыдущие сражения Джон предложил кораблям эскадры не придерживаться батальной линии, а по приказу адмирала действовать самостоятельно, разрезая батальную линию противника и становясь между его кораблями. Он писал: “Если наш корабль займёт место между двумя кораблями противника, то с одной стороны у него будет корабельный нос с двумя орудиями, а в другой — корабельная корма с четырьмя орудиями. Это, в лучшем случае, шесть орудий против всего артиллерийского вооружения наших двух бортов! Шесть против сорока-шестидесяти или восьмидесяти орудий! При умелых действиях наших артиллеристов через 10 минут от судов противника просто ничего не останется!”

Казалось бы, красиво написано, но какой шквал критики и качественной морской брани вызвала эта небольшая брошюра! Джона Клерка обзывали:

  • жалким земляным насекомым, которое никогда не покидало своего берега и не видело настоящих морских просторов;
  • гражданской штафиркой, которая никогда в жизни не нюхала пороха и  не принимала  участия ни в одном из морских сражений;
  • жалким купчишкой, который ничего не понимает в морской практике и никогда не командовал даже четырёх-вёсельной шлюпкой;
  • тупоголовым человечишкой не способным понять, что пока английские корабли доберутся до противника они будут изрешечены вражеским свинцом;
  • и т.д. и т.п.

И вообщем критики были правы. И в море он не ходил, и матросами не командовал, и в бою не разу не был. Но по сути дела, самым страшным аргументом опровергающим его теорию было то, что манёвр английских судов, перерезающих батальную линию кораблей противника, мог быть смертельно опасен для самих атакующих. Несколько прицельных залпов по корабельному такелажу и атакующий корабль становился не управлямым. Но автор оригинального метода не сдавался:

  • Джон утверждал, что по его расчётам, став “на ветер” английские суда смогут достаточно быстро приблизиться к противнику и тем самым избежать серьёзных разрушений. Ему законно возражали: “А что если ветер внезапно стихнет? Это ведь рядовая ситуация в море?”
  • Клерк настаивал, что быстрота и стремительность дадут фактор неожиданности, который частично обезопасит нападающих. Ему отвечали, что фактор этот очень мал и противник, сообразив что происходит, подвергнет фактически беззащитные английские суда (у них ведь было всего по две пушки в носовой части) жестокому разгрому.
  • Джон говорил, что атакующим, конечно же, достанется, но в основном первым двум судам, а остальные могут достаточно безболезненно проскочить линию обстрела. Ему отвечали, что такое вряд-ли получится — достанется и хорошо достанется, всем. И особенно тем, кто окажется первыми.
  • противники Джона из Элдина говорили, что благодаря его теории сражение из красивого, понятного и управляемого флагманским кораблём превратится в одну большую свалку. Клерк отвечал: “Да. Будет именно так! Но в этом то и есть преимущество, ибо если капитаны кораблей окажутся инициативны и прагматичны, то они сами разберутся в постоянно меняющейся картине морского боя”.

Вообщем, разговоры-разговорами, а теорию надо было проверять на деле. Однажды, в орбиту знакомых Джона Клерка попал некий капитан Дуглас, только что назначенный флаг-капитаном к адмиралу Роднею. Для Дугласа идеи Клерка стали откровением. До этого он уже участвовал в нескольких сражениях с французами, которые именно в силу слепого следования старым догмам так и не увенчались успехом. Теперь Дуглас понял, что нашел ответы на все мучившие его ранее вопросы!

Предоставим слово известному писателю-маринисту В.В. Шигину и его прекрасной 1247книге “Адмирал Нельсон”:

“В апреле 1782 года неподалеку от Доминики произошло генеральное столкновение английского и французского флотов, вошедшее в мировую историю как сражение у острова Всех Святых. Пытаясь усилить свое превосходство в борьбе за Вест-Индию, французы решили захватить Ямайку. Для штурма острова были посланы транспорты с десантом, прикрытие которых осуществлял адмирал де Грасс с 33-мя линейными кораблями. На перехват конвоя и неприятельского флота устремился адмирал Родней с тремя десятками линейных кораблей. 9 апреля имела место непродолжительная вялая перестрелка, за тем флоты разошлись и еще три дня маневрировали, стремясь занять наветренное положение. 12-го апреля адмирал Родней решил принять бой. В запасе у него был и очень неприятный для французов сюрприз — только что изобретенные каронады, позволявшие с небольThe_battle_of_the_Saints_12_avril_1782шого расстояния буквально сметать огнем матросов с палубы. Подойдя к линии французских кораблей, английский авангард завязал оживленную перестрелку. Двигаясь контркурсами, противники осыпали друг друга ядрами. В это время флаг-капитан Дуглас почти на коленях умолял своего командующего Роднея решиться прорезать линию неприятельских кораблей именно так, как рекомендовал в своей брошюре Джон Клерк.

— Это весьма опасно и противоречит всем правилам! — отнекивался Родней. — К тому же если в этом случае нас постигнет неудача, то лорды Адмиралтейства снесут мне голову за самоуправство!

— Но если вы одержите победу, то ваше имя останется в веках! — не унимался Дуглас.

И тогда Родней решился применить на практике теоретическую разработку никомуBattle_of_Les_Saintes_plan не известного портового чиновника. Так был впервые использован тактический прием Джона Клерка!

Когда флагманский корабль Роднея поравнялся с четвертым французским кораблем в линии, следовавшим сразу же за флагманом де Грасса, Родней развернул свой корабль круто к ветру и прорезал линию французских кораблей. За Роднеем последовали пять ближайших к нему кораблей. Шестой прорезал французскую линию в другом месте, причем за ним последовали все остальные английские линкоры. Манёвр дал совершенно неожиданные даже для самих англичан результаты. Корабли французского арьергарда сбились в кучу и сразу же подверглись огню впервые примененных каронад, огонь которых на малых дистанциях был особенно губительным. Обстреливаемые со всех сторон, французы начали беспорядочно отступать. Вскоре весь французский флот пришел в полное замешательство и обратился в бегство. Родней начал преследование. RodneyПризами победителю стали пять линейных кораблей. Только наступившая ночь спасла французов от полного разгрома. Ямайка была сохранена в неприкосновенности, а французы посрамлены.

Англия ликовала, узнав о победе при Доминике. Родней в одно мгновение стал национальным героем. Имена участников Доминиканского сражения были у всех на устах. К чести Роднея, он сразу же заявил, что истинным вдохновителем победы был его флаг-капитан. Что же касается Дугласа, то он, в свою очередь, отметил:

— Я лишь рекомендовал своему командующему применить на практике советы Джона Клерка!

— Это еще кто такой? — удивились британские моряки и взялись листать скромную брошюру скромного чиновника, чтобы учиться воевать по совершенно иным правилам”.

После победы при Доминике, английский флот, используя советы простого торговца платьем Джона Клерка, раз за разом одерживал победы над флотами других стран. Использованием этого метода особенно прославился адмирал Горацио Нельсон. Приятно сказать, что российские моряки не осталesseись в стороне от новинок в морском искусстве. Адмиралы Спиридов и Ушаков на практике проверили и убедились в справедливости советов британского Клерка. В 1790-м году Джон переиздал свою брошюру в виде книги. Теперь это был серьёзный более 300-листовый труд, с иллюстрациями, но уже под другим названием: An Essay on Naval Tactics: Systematical and Historical, with Explanatory Plates, in Four Parts (Эссе по военно-морской тактике: систематика и история. С пояснительными гравюрами, в 4-х частях).

В 1805 году он вкупе с адмиралом Нельсоном вкусил славу Трафальгарского сражения, в котором, пользуясь методом Клерка, британский флот потопил и захватил в плен 22 франко-испJohnанских корабля не потеряв ни одного своего!

Умер Джон Клерк весной 1812 года. Его рабочий стол был завален чертежами, нотными листами, различными химикатами, моделями судов, камнями, минералами. Смерть прервала его поиски. Его книга и его метод стали обычной практикой ведения боя английскими моряками, но несмотря на это числился он по прежнему дилетантом. Так что, когда встал вопрос как увековечить память дилетанта, ещё раз вспомоществовавшего тому, что английский флот является самым сильным флотом мира, Британия не сочла нужным почтить его память. В Англии до сих пор нет ни улицы имени Джона Клерка из Элдина, ни памятника ему. Гордость профессионалов могучая сила.

Реклама