Изамбар Брюнель. «Великий Запад»

В 1835-м году железнодорожная компания предложила 32-х летнему инженеру продолжить их маршрут, заканчивавшийся в Лондоне, трансатлантическим плаванием по маршруту Лондон — Нью-Йорк. Это была такая шутка и железнодорожные магнаты вежливо рассмеялись, ибо Изамбард никогда не строил не то что трансатлантических кораблей, но и не строил кораблей вообще. Однако, у Брюнеля при словах “а не построить бы …” в кровь как будто впрыснулся адреналин и в сознании закружились образы. Он ещё посидел за общим столом 14brunel1_2минут пять, беспрерывно шевеля губами, потом порывисто поднялся и, как положено у англичан, ушёл не простившись.

Покумекав с товарищами недельку, Изамбар Маркович неожиданно заявил железнодорожным собственникам, что придуманный им пароход (а пароходу уже было придумано название — “Великий Запад” (Great Western), будет самым большим пароходом в мире. Глава ж/д компании чуть не задохнулся от наглости инженера:

“Да Вы же никогда не строили ни одного корабля, как можно замахиваться на ….” он махал в воздухе руками, не в силах найти подходящий термин. Брюнель молча смотрел на его багровое от возмущения лицо. И тут председатель компании вдруг нашёл нужное слово: “…на этого монстра”.

“К тому же он будет гораздо более экономичным, чем любой другой пересекающий Атлантику!”- задумчиво глядя на оппонента очень деловито сказал Изамбард.

“Этого не может быть” — шипел спущенной шиной железнодорожный директор.

“И да, — пожевав сигару, сказал молодой инженер, — я забыл сказать, что он ещё будет самым быстрым. Быстрее чем любой другой корабль который способен пересечь Атлантику”.

Железнодорожник молча сполз на стул.

Узнав о его словах, кораблестроительная компания “British & American Steam Navigation Co” решила наказать наглого выскочку, заявившегося на их игровое поле. Сначала они тоже решили сделать супер-лайнер, но когда увидели, что не успевают, решили приготовить к соревнованию по быстроходности одно из самых быстрых трансатлантических судов — “Сириус”.

Брюнель окончил строительство “Великого Запада” всего за три года, не прерывая GreatWesternиных проектов. Он по прежнему продолжал строить железные дороги, мосты и доки. «Great Western» оказался способен перевозить 148 человек. И не просто перевозить, но и предоставить им такой уровень обслуживания, которого не было ни на каких иных кораблях. Его главный салон был самым красивым, который только видели на морях. Его стены украшали картины в стиле Jean Antoine Watteau. Чтобы вызвать официанта, нужно было всего лишь потянуть веревку колокольчика. С возникновением «Great Western» роскошь начала проникать на океанские маршруты.

Соревнование в скорости пересечения Атлантики было назначено на апрель 1838 года. 700-тонный “Сириус”, всё свободное место которого было использовано для хранения угля (даже на палубе были навалены две здоровенные кучи) стартовал из Квинстауна, а “Великий Запад”, водоизмещением 1320 тонн, из Бристоля. Гонка началась.

Экипаж «Сириуса» знал, что соперник имеет гораздо более мощныzve9013й паровой двигатель (а точнее два), а потому, чтобы первым достигнуть Нью-Йорка, старался постоянно поддерживать предельный уровень пара. Однако, посреди океана протеже “British & American Steam Navigation Co”угодил в штормовые объятия дедушки Нептуна. Его движение  замедлилось, а потребление угля увеличилось. В результате уголь закончился раньше, чем цель путешествия была достигнута. Тем не менее экипаж не сдавался: в топку полетели мебель, двери, аварийные мачты, части обшивки, даже книги. В печь было брошено всё, что только могло гореть. Изрыгая искры и густой чёрный дым, «Сириус» первым вошел в гавань Нью-Йорка. “Великий Запад” прибыл туда же 4 часа спустя. В его топливных трюмах ещё оставалось 200 тонн угля. Команда “Сириуса” ликовала: их корабль был вдвое меньше, имел всего одну паровую машину и тем не менее они победили и тем самым утёрли нос самовлюблённому молодому дарованию. Брюнель с бутылкой шампанского явился на борт судна-победителя, чтобы поздравить их и обсудить детали. Выпив шампанского они углубились в обсуждение записей судового журнала. “Подождите, — вдруг сказал Изамбар, — а вы что отправились в рейс 4-го апреля?”

“Ну, да” — ответили счастливые победители.

“Ну, тогда давайте нальём шампанского и поднимем ещё один тост за победителя”- предложил Брюнель с каким-то загадочным выражением лица. Шампанское разлили по бокалам.

“Поднимем же бокалы за тех, кто честно достиг победы в столь ожесточённом соревновании” — поднял свой бокал Изамбар. Остальные также подняли вверх бокалы и в это время Брюнель неожиданно добавил: “Мы пьём за победу “Великого Запада”, ибо этот корабль, по причине задержки, стартовал из Бристоля не 4-го апреля как “Сириус”, а 8-го, так что получается, что он обогнал “Сириус” минимум на три с половиной дня”. Кто-то из членов команды “Сириуса” так и остался стоять с приподнятыми бокалами, кто-то закашлялся, успев слегка 15отхлебнуть. Изамбар Брюнель посмотрел сквозь свой бокал на солнце и с чувством сделал глоток.

“Извините господа, я вынужден откланяться, меня ещё ждут сегодня дела, — инженер поставил бокал на стол, — но Вы можете продолжать праздновать.

Стюарт, — обратился он к корабельному официанту, — дюжину “Мадам Клико” для моих друзей. Счёт пришлёте ко мне домой”. Он улыбнулся, вежливо сделал небольшой поклон и отправился к трапу. Моложавый, посвежевший и даже чуть-чуть элегантный.

продолжение следует

Реклама