Охота сиятельных персон

 

Адмирал флота Его Королевского Величества

Горацио Нельсон

Летом 1773 года английская полярная экспедиция, состоящая из 2-х бригов 3407_b «Рейсхорс» и «Каркас» покинула берега Англии. В составе экипажа брига «Каркас» (капитан — Роберт Лютвидж) в качестве мичмана (midshipman) был  четырнадцатилетний Горацио Нельсон.

(отрывок из книги В. Шигина “Адмирал Нельсон”): “Суда английской экспедиции смогли продвинуться лишь на десять градусов севернее полярного круга, когда путь им преградил непреодолимый ледовый барьер. Начали нервничать даже видавшие виды гренландские лоцманы, которыеcleveley-john-jnr-1747-1786-un-h-m-s-carcass-with-the-young-n-1302699 еще никогда не забирались так далеко на север. При очередной подвижке льда оба брига оказались окруженными со всех сторон огромными ледовыми полями. Теперь впору было думать не о покорении северных широт, а о спасении судов и людей. Дни шли за днями, лето было уже на исходе, а суда по-прежнему находились в ледовых тисках, которые с каждым днем сжимались все крепче. Когда закрылся последний проход, матросам было велено рубить во льду канал шириной в двенадцать футов. Работа эта была изнурительная: вначале часть команды прорубала канал, затем остальные за якорный канат подтягивали корабль на несколько десятков метров, затем операция повторялась. Работали все. Помогал тащить судно и тщедушный Нельсон. По ночам лед грохотал и скрежетал, а наутро взору мореплавателей представали все те жHMS_Enterprise_(1848)_and_HMS_Investigator_(1848)_in_the_iceе огромные, нависающие над палубой торосы. Понимая, что в любой момент может произойти непоправимое, капитаны велели грузить судовые баркасы всем необходимым, а командам быть готовым в любой момент покинуть суда. Усилены были и ночные вахты…”

В одну из таких вахт, вперёдсмотрящим стоял молодой Нельсон. Размечтавшись о возвращении в Англию, он не заметил, как почти к самому борту подошёл polar-bear1большой белый медведь. Увидев его и не раздумывая долго, Горацио бросился к корабельному арсеналу — там нёс вахту один из его товарищей. “Медведь, — сделав большие глаза, почти закричал Нельсон, — большой! Белый!”

“Сэм! — продолжал он на повышенных тонах, — дай мне мушкет, я сейчас завалю его!”

Сэм (такой же как и он моряк-подросток) какое-то время подумал, а потом решился и ткнул в руки Горацио  армейский мушкет по 200_прозванию “Смуглая Бэсс”, а сам схватил французский Шарлевильский. Быстро зарядив мушкеты они бросились на верхнюю палубу. Однако, пока они заряжали и  бегали туда-сюда, медведь отошёл от корабля на достаточно приличное расстояние. Стрелять по нему, на такой дистанции, было бессмысленно, поэтому юноши, скользя по обледенелому трапу, пулей слетели на лёд. Первым, естественно, был Нельсон. Не задумываясь ни на секунду, он вскинул “Смуглую Бэсс” наперевес и устремился за медведем. “Осторожно, — кричал ему вслед Сэм, — не угоди в полынью”, но Горацио несся по прямой так, что только подошвы сверкали . Сэм побежал за ним вдогонку. В тишине морозного утра шум от их бега раздавался далеко вокруг. Услышав его медведь остановился и с удивлением повернулся — он ещё никогда не видел пищу, бегущую прямо на него. Не добежав до медведя шагов сорок, Нельсон вскиjuof695нул мушкет и, почти не целясь, нажал на спусковой крючок. Тишину морозного утра буквально разорвал не слишком-то и громкий выстрел. Поражённый звуком выстрела и вырвавшимся из дула пламенем выстрела, медведь аж подпрыгнул (попавшей в жир пули он почти и не почувствовал) и заворожённо замер, не зная что предпринять. “Чёрт, промах!” — Нельсон, с выражением сожаления на лице, опустил мушкет, а в это время его нагнал товарищ. “Бах!”- ещё раз разорвал тишину выстрел. Повторного громкого звука медведь не выдержал и со всех своих четырёх мохнатых лап бросился прочь. Юные моряки переглянулись. Не говоря ни слова, Нельсон перехватил мушкет за ствол, воздел его над собой и бросился бежать за медведем. “У нас больше нет патронов!”- крикнул ему вслед Сэм, но будущий адмирал флота Её Императорского Величества, не обращая внимания на его слова, нёсся за быстро улепётывающим прочь зверем, который был раза в три больше низкорослого и тщедушного преследователя. Сэм же остановился и нерешительно оглянулся на плохо различимый в утреннем тумане корабль. С него уже раздавались крики. Юный моряк подумал немного и пошёл обратно к кораблю, а Нельсон как бежал, так и бежал дальше, погружаясь  в полосу белого тумана. Очень скоро он скрылся в нём целиком.

Когда Сэм поднялся по трапу на палубу, капитан  Лютвидж бросил ему коротко и раздражённо: “Какое безрассудство! Такого медведя из мушкета поразить практически невозможно! Вы бездумно рисковали своими жизнями!” и отвернувшись отправился на нос корабля. Бывшего вахтенного уже нигде не было ни видно, ни слышно. Немного подумав, капитан приказал сделать холостой выстрел из носового орудия, дабы привлечь внимание Нельсона и дать ему направление для возвращения. Выстрел практически совпал с поднимающимся солнцем и отступающим туманом. Через некоторое время вдалеке моряки увидели небольшую фигурку — это Нельсон со “Смуглой Бэсс” на плече шагом возвращался обратно. Через четверть часа он уже поднимался на борт корабля. Подойдя к капитану он отсалютовал и замер. Голову не опускал, но смотрел мимо капитана. “Ну и? — поинтересовался капитан, уже удовлетворённый тем, что ничего плохого не случилось, — где добыча, за которой вы так доблестно мч1_0864e8Gqались?” Нельсон немного помолчал. Его лицо морщилось.

“Там большая полынья, сэр — начал он, щурясь левым глазом, и смолкая в конце каждой фразы, — он туда прыгнул … я пытался её обежать… но она очень большая…. Ну, вообщем, он ушёл, сэр” — подытожил молодой моряк и в первый раз взглянул на капитана.

“Так что, вы действительно собирались его убить, — губы капитана расползались в улыбке, — и позвольте спросить как? Ведь мушкет же был не заряжен?”

Нельсон немного помолчал и когда Лютвидж захотел ещё что-то спросить, он произнёс: “Известнletters-2408100_1701440cо как. Дал бы ему прикладом между глаз и был бы он мой!”

Услышав его ответ, стоявшие вокруг моряки весело засмеялись: “Прикладом медведя! Ага!” Капитан смеялся вместе со всеми. “Нельсон, — начал он, насмеявшись вдоволь, — а зачем вам медведь?!”

“Я хотел подарить его шкуру своему отцу, сэр. Ему бы было приятно”- ответил юный мичман.

“Хорошо, Нельсон, что он не подарил своему отцу Вашу. Тому тоже, пожалуй, было бы приятно” — Лютвидж по прежнему улыбался. Потом он слегка посуровел: “Ладно, за покидание поста дополнительный наряд на рубку льда! А за бесполезную гонку с медведем и безрассудный риск собственной жизнью …” Он задумался: “Даже не знаю, что и придумать. Ладно, идите пока на камбуз”. Нельсон отсалютовал и, развернувшись, затопал сапогами по палубе.

Реклама