Поговаривают, чтKarl_XII_574Mо шведский король Карл XII-ый был очередным перерождением эллинского героя Ахилла. Почему так? С одной стороны, по результатам, особенно в начале царствования — беспрерывная череда подвигов и побед. С другой стороны, оба получили ранение в пятку, после чего жизнь каждого круто изменилась. Ахилл, как известно, был убит, а Карл попал в полосу неудач, из которой уже не выбрался.

Мерзкое ранение в пятку он получил в 9 часов утра, когда осматривал окрестности Полтавы для предстоящего сражения с русскими войсками. Рекогносцировки король всегда проделывал лично и обычно это обходилось без последствий, но не в этот раз. А в этот раз пуля безымянного российского мушкетёра “уклюнула его в ногу”. Пуля вошла в пятку сзади, прошла через всю стопу, переломала плюсневые кости и застряла в подушечке большого пальца. Интересна реакция Карла на ранение. Он не то, чтобы не выругался, ни закричал от боли, он просто продолжал ездить и осматривать местность. Ещё раз напомню, что пуля прошла всю стопу и переломала плюсневые кости! Единственное чем онKarl-XII-hurrande-karoliner обнаружил своё ранение была неестественная для него бледность. И рекогносцировки местности Карл не бросил! Он, видите ли, считал, что такая малость как пуля, не может заставить шведского суверена уклониться от проведения намеченных экзерциций, а потому и провёл с пулей в ноге целых 2 часа. Б. Григорьев в книге “Карл XII или 5 пуль для короля” так описал произошедшее:

“… Было девять часов утра, он продолжал ехать верхом и попросил находившегося в свите Понятовского никому не говорить о ранении ни слова. К королю подскакал Левенхаупт и сразу заметил, что король чересчур бледен. На осторожный вопрос генерала король ответил: «Это всего лишь нога, пуля сидит там. Я прикажу ее вырезать, так что она со свистом вылетит обратно». Он приказал Левенхаупту следить за обстановкой дальше, а сам поскакал к Полтаве. Там он направился во второй батальон Далекарлийского полка, который в это время вел бой с защитниками крепости, пробыл там около часа, пока не убедился, что события развиваются так, как следовало. После этого поскакал к Юлленкруку и дал ему необходимые инструкции, потом разговаривал с А. Спарре, причем оба офицера не заметили в короле никаких признаков боли или страдания, и только когда денщик Спарре обнаружил, что из сапога короля капает кровь, стало ясно, что король ранен. Было около 11.00, и король позволил осмотреть свою рану. Он поехал к себе домой, сам слез с коня, чтобы показать всем, что рана несерьезная, но вдруг у него закружилась голова, его подхватили, внесли в дом и уложили на кровать …”

Ночью у короля образовался сильный жар, он стал бредить и периодически выпадать из сознания. Сражение пришлось отложить на неопределённое время. Командование шведской армией было передано старшему офицеру, фельдмаршалу Карлу Густаву Реншёльду. Прошло три недели, король по-прежнему был очень плох, однако далее тянуть с генеральным сражением было невозможно: шведы испытывали сильные проблемы с обеспечением себя продовольствием и особенно с фуражом для лошадей. Когда король в очередной раз пришёл в сознание, фельдмаршал испросил у него “добро” на открытие генеральной баталии. Карл ответил согласием, которое сыграло с ним злую шутку. Судьба, она ведь известно, блудница — так что в этот день она изменила болезному королю Швеции и пила креплённое токайское в паре с царём русским.

Однако, мы отклонились от основной темы: Карл и его серебряная пуля. Как известно, серебряные пули отливают для особых людей, а точнее не совсем даже людей. Был ли таковым Карл? К примеру, в детстве? Да, вообщем-то нет, ну, разве что занимателен факт, что из пяти рождённых королевой Ульрикой Элеонорой мальчиков выжил только он один. f50484ab5107Биографии, конечно, рассказывают, что при его рождении бушевала непогода, ветер рвал с домов кровлю, а город был окутан тучами пыли. А астрологи отмечали, что именно в этот день на западном горизонте погасло созвездие Vulpecula — Малой Лисицы, в то время как на востоке зажглась звезда Cor Leonis — Львиное Сердце. Суеверие связывало с этими явлениями дурное будущее — войны, эпидемии, неурожаи, а самому новорожденному пророчило бурную жизнь, полную приключений и славы. Но на то они и астрологи, чтобы задним числом напридумывать красивых и логичных оправданий произошедшему.AN00220682_001_l

Так что детство нашего героя было достаточно обычным. Учился, шалил по-немногу, слушался папу и к пятнадцати годам, как-то совсем незаметно, ощутил себя человеком предназначенным совершать великие подвиги. В качестве проверки себя в пятнадцать (!!!) лет пошёл в одиночку с копьём и ножом на медведя. Пошёл и доказал сам себе, что он может и что он лучший. С этих пор желание быть лучшим и первым во всём никогда не покидало его.  Рис-11.-Вадим-Горбатов.-«Охота-на-медведя-с-рогатиной»

Чтобы доказать свое превосходство, Карл мог пойти на что угодно. Однажды, он со своими спутниками-драбантами затеял потешную морскую битву. В качестве пушек им служили пожарные насосы, а вместо мушкетов участники игры использовали водяные груши. Лейтенант драбантов Арвид Хорн на своем ялике приблизился к яхте короля и тот от души обдал его струями воды. Водяной “залп” был столь силён, что ялик стал тонуть. Хорн, не дожидаясь, когда ялик перевернется, прыгнул в воду и поплыл.

— Ну что, тяжело плавать? — поинтересовался король.

— Тяжело только для тех, кто трусит и смотрит на воду из лодки, — ответил лейтенант.

Карл на секунду замер, а потом безо всяких раздумий, прямо в ботфортах, прыгнул в воду. Плавать он не умел, а потому, следуя заведённым природой установлениям, сразу пошел ко дну. И потонул бы, если бы не было рядом Хорна…

Истово любил лошадей и конные скачки. Иногда его даже называли шведским Аттилой, ибо по согласно европейской легенде именно этот легендарный гунн был образцом длительности пребывания в седле и рекордсменом по преодоленным расстояниям. В 35-и летнем возрасте Карл мог дать фору любому своему более молодому офицеру и скакать без устали много часов подряд. Он даже простуды лечил, устраивая многочасовые скачки.david_von_krafft_-_king_charles_xii_of_sweden_002

Желание быть первым причудливо проявлялся в шахматной игре. Стиль его игры был таков: Карл выводил вперёд короля и пытался атаковать им остальные фигуры противника.

Женщин Карл чурался, строго следуя завету отца: “Никогда не лезь руками под женские юбки, а ногами в женские покои!” Был равнодушным до небрежности к роскошным королевским нарядам и обильным застольям. По королевски щедр. Не поскупился на приданое для своей старшей сестры Хедвиг Софии, налево и направо раздавал потом деньги драбантам, солдатам, офицерам и всем, кто попадался на его пути. В то время как страстью многих венценосных особ было вытягивание звонкой монеты из своих подданных, Карл был замечен в обратном. Его страстью было раздавать золотые монеты солдатам после очередного сражения. Бывали случаи, когда Карл выдавал каждому участнику по 10 риксдалеров, а раненым вдвое больше. Часто подарки преподносились  даже пленным врагам, если те достойно проявившим себя в битве с ним. По возвращении домой в Швецию Карл всегда носил при себе кошелек, вмещающий не менее 400 риксдалеров и не забывал  напоминать пажу регулярно его пополнять.

 

Однако, это всего лишь черты его характера над которыми он был волен. Но было и то, над чем он волен не был. По стечению обстоятельств Карл много раз оказывался в практически гибельной ситуации, но по необъяснимой прихоти бога Одина страстные валькирии отказывали ему в полёте в Вальхаллу. В первую очередь, это касалось сражений. Карл XII-ый был последним шведским королём который лично возглавлял войска в битвах. В боях он провёл 18 лет, получил несколько ранений, но (по собственному утверждению) претерпел от них гораздо менее, чем он высиживания с благородными старцами в государственном совете. Один из примеров:

В Нарвском сражении 1700 года, Александр Севера (так будут называть Карла XII-го после Нарвского сражения, где он с 8-ю тысячами, разгромит 40-а тысячную русскую армию) объезжая кучу убитых и раненых, провалился в окоп, наполненный жидкой грязью. Окоп был настолько глубокий, что он ушёл в эту холодную жижу с головой и без помощи драбантов никак не мог вскарабкаться на скользкий край окопа. После того как его вытащили, оказалось  что в жидком месиве он утопил свою громадную шпагу и правый сапог. Когда же его стали переодевать и Карл снял свой галстук, из него выпала застрявшая мушкетная пуля — первая из тех пяти, которые, напевая «любимую его музыку», будут удостоены личной встречи с ним…

Кроме возможностей погибнуть в сражении (как это случилось с его могучим прадедом Густавом II-ым Адольфом) он многократно мог погибнуть и в обычной жизни. Для примера снова небольшой отрывок из великолепной книги Бориса Григорьева “Карл XII-ый или пять пуль для короля”:

Под Краковом у Карла появилась легкая кавалерия — в условиях Польши и постоянных стычек с коронной армией возникла необходимость в «летучих» конных отрядах, и по предложению генерала Стенбока шведы стали формировать первые польские эскадроны, получившие название «товарищей» или «валахов». При первом знакомстве с этим новым родом войск король едва не лишился жизни. Несчастный случай произошел 29 сентября. Карл XII в своей палатке собирался приступить к вечерней трапезе, когда из города со своими темпераментными «товарищами» возвращался Стенбок. Они на полном скаку с большим шумом и гамом въехали в палаточный городок и вызвали там всеобщее любопытство. Выглядели кавалеристы со своими длинными пиками и вымпелами довольно воинственно. На шум и крик из палатки выбежал король, он прервал свой ужин, вскочил на коня и решил вместе с валахами проскакать через городок, чтобы посмотреть, на что они способны. Король пришпорил коня и во всю прыть понесся по городку, преследуемый валахами. На одном из поворотов конь под Карлом задел за палаточный канат, споткнулся и упал вместе с всадником. Сзади в нескольких метрах неслись «огневые» валахи — остановиться они уже никак не могли — и дружно налетели на упавшего всадника. Образовалась настоящая свалка из людей и коней, и подо всеми находился король Швеции. Ржали кони, «товарищи» с дикими взвизгами проносились на своих быстроногих конях над королем или рядом с ним. Многие офицеры выскочили из палаток с ложками в руках и с ужасом взирали на случившееся. Наконец отряд валахов ускакал и наступила мертвая тишина. Потом оцепенение прошло, и к лежавшему на земле Карлу побежали драбанты, гвардейцы и адъютанты. У всех на уме было одно: «Конец!»

Но нет, все обошлось. Король, конечно, был сильно помят и ранен, лицо и руки в крови, он смущенно улыбался и говорил поднимавшим его с земли людям, что все в порядке и что ничего особенного не случилось, только вот что-то с ногой…”

В 1705 году в маленьком городке Равич (Польша) он участвовал в тушении загоревшегося здания. Пожары ему весьма нравились своей могучей неукротимостью и, дабы одолеть даже природу, Карл любил лично участвовать в их тушении. Опять же, лично вытаскивал из огня детей, стариков и мелкую домашнюю живность. В тот раз он также бесстрашно лазал под горящими стропилами высокого двухэтажного здания. В один из моментов дом начал крениться и Карл еле успел спрыгнуть на землю. Вслед ему уже валилось горящее здание. Приземлившись, он успел сделать несколько шагов прочь от падающего здания, но в этот момент горящее бревно рухнуло ему прямо на голову. Карл упал как подстреленный. Когда, стряхнувшие с себя ужас, солдаты подбежали к нему, он спихнул с себя горящее бревно, встал, пошатываясь, и сказал своё любимое: “Inte bry sig” (Ничего страшного).

Иная карамболь случилась зимой 1706 года. В середине марта он подъехал к месту строительства Неманского моста, слез с коня и пошел пешком вдоль моста по льду. Неожиданно лед треснул и, не умеющий плавать король, очутился по горло в ледяной воде. Сильное течение стало тут же затягивать его под лёд. Не потеряв самообладания, свейский суверен успел схватиться за кромку льда и какое-то время смог продержаться в ледяной воде на плаву. Самостоятельно выбраться у него не было никакой возможности. Принц maximilian_largeМаксимилиан Вюртембергский, оказавшийся рядом и как самый легкий, пополз к полынье, страхуемый сзади двумя шведами. Ему удалось добраться до Карла, схватить его за руку и держать её до тех пор, пока не подоспели другие и не вытащили его из воды. Когда Карла вытащили на берег он снова улыбнулся и на встревоженное: “Hur har du haft det?” (Как Вы себя чувствуете?) ответил своим обычным — “Inte bry sig!” вскочил на коня и, не переодевшись, умчался по своим делам.

Весной того же 1706 года (цитируем по книге Бориса Григорьева “Карл XII-ый или пять пуль для короля”): “ …Карл соскучился по генералу Реншёльду и его полкам, которых уже давно не видел. Взяв с собой четырёх товарищей и двух драбантов для охраны, он отправился в городок Униев. Прямо на выезде король и его спутники наткнулись на большой отряд польских всадников, которых они приняли сначала за своих валахов, но когда подъехали поближе и увидели, что ошиблись, были вынуждены спасаться бегством в лес.

В темноте они потеряли друг друга, и Карл XII вдруг оказался один. Ко всему прочему, он в темноте выпал из седла, но не выпустил из рук уздечки и смог удержать коня. Всю ночь король один бродил наугад по лесу (слыша как вокруг бродят с факелами поляки), в то время как его спутники давно отыскали друг друга и вернулись в Рандом, предполагая, что король их уже опередил и находился там. Каково же было их изумление, когда обнаружилось, что король пропал! Разбудили графа Пипера, и тот отправил на поиски Карла кавалерийский отряд. На рассвете отряд вернулся с невыполненным заданием. В лагере началась паника. Велико было изумление всех, кто искал короля, когда он наконец появился в лагере. Он рассказал, что, когда стало светать, он сумел сориентироваться и самостоятельно отыскать дорогу”.1_1280

 

Подобных случаев, когда его жизнь была на краю, было множество и тем не менее с ним ничего серьёзного  не случалось. Синяки, шишки, небольшие раны, растяжения, переломы — всё это было, но от серьёзных травм или, того хуже, от смерти он, видимо, был заговорён. Другого объяснения не было. А есть ли оно на самом деле?

И всё-таки однажды богиня везения столкнула-таки его со своих колен. Ещё раз упомянем, что Швеция, небольшое по меркам Европы государство, всего с 3-мя миллионами населения, вела беспрерывную войну с несколькими державами в течении 18-и лет. Естественно в государственной казне из ценных вещей были только мышиные экскременты. Мужское население было выбито практически подчистую. Пооставались лишь старики, да малые дети. Земли многих дворян были взяты обратно в казну. Остановлены все социальные программы, многие земли были заброшены, ибо не хватало мужчин для их обработки. Страна, в буквальном смысле, работала на износ и этот износ был уже не за горами. Но ничего не могло остановить воинственных настроений Карла. В 1718-м году он занёс топор войны над 216298747_df6ed135-1460-4ed7-86b8-45cd4381a65cНорвегией. Для всех стало ясно, что в своих завоевательных устремлениях Карл не остановится никогда. Надо было что-то решать, хотя судьба неоднократно давала понять, что у неё на немолодого уже, 36-и летнего короля, имелись свои планы и свои виды. Группа дворян-заговорщиков решила вырвать из рук норн (богинь судьбы) жизненную нить шведского короля. Вырвать и разорвать её. И все понимали, что сделать это, ой-как непросто.

Ни у кого не вызывало сомнений, что обычной пулей убить Карла невозможно и только в страшном сне можно было представить себе, что он сделает с теми, кто ошибётся и не сможет выполнить намеченное. С теми, кто покусится на Его, Богом утверждённую на шведском престоле, особу. А потому готовились тщательно. Было известно, что человека нечеловеческой природы можно поразить только каким-то специфическим снарядом. К примеру, солдатской или дедовской пуговицей; серебряной пулей; предметом, принадлежащим самой жертве или ещё чем-то подобным. Заговорщики избрали латунную пуговицу от его камзола и залили её серебром.

И вот в декабре 1718 года при осаде норвежской крепости Фредрикстен,130942 находившийся в передовой траншее шведский самодержец, как обычно самостоятельно проводивший рекогносцировку местности, неожиданно пошатнулся и упал. Так как из крепости и из траншей постреливали, выстрела поразившего Карла не слышал никто. Подбежавшие драбанты увидели нечто необычное: многократно выходивший невредимым из многочисленных передряг король был убит наповал выстрелом в висок. Причём пуля вошла ровно в один висок и вышла из другого. Было ясно, что стреляли свои из той же траншеи, но обнаружить их не удалось. Карл же умер мгновенно, не успев произнести своего любимого “Inte bry sig” .karl_XII_likfard_cederstrom

Так, в холодной зимней траншее языческая богиня Фригг (жена Одина) обручила могучего шведского властелина с её избранницей — серебряной пулей.  Спустившиеся с небес валькирии: Гондукк (Волчица), Скёгль (Свирепствующая) и Скульд (Требующая исполнения долга) подняли его невидимое тело и с хвалебными песнями унесли оное в Вальхаллу.a3e107c291d1fab1be569fb4b8d85f23

Реклама