Закончил он печально. В никому толком не памятном, 1931-м году, по дороге из Соловков в Москву, на одной из тюремных пересылок, был забит тяжёлыми прикладами тюремных конвоиров насмерть. Звали его Иннокентий Серафимович КожевниковКожевников и был он бывшим командармом 13-ой Красной армии .

Скорее всего, его жизнь вряд ли могла закончиться как-то по иному. Иннокентий Серафимович был человек нрава крутого, жилки начальнической. А потому, когда после октябрьской революции 17-го года ему, рядовому механику Харьковского почтового ведомства,  досталось возглавить наскоро сбитый отряд красноармейцев — он сразу почувствовал себя на своём месте.  И неважно, что отряд был числом всего в пятьсот сабель — главное, у него была возможность действовать и вершить небывалое.

Кожевников прибыл в отряд, познакомился с бойцами и уже на следующий день отправился  кромсать подбрюшье сначала белочехов, а потом и деникинской армии. И покромсал он его изрядно. Это известно и из сводок  Красной Армии и белогвардейских донесений. Но более всего это видно из числа прироста его отряда. Mokievskaya-Zubok-i-Kozhevnikov-1024x804Среди бойцов Иннокентий Серафимович зарекомендовал себя лихим и, что особенно важно, удачливым командиром, а потому и вливались они под его командование весьма охотно. Из  пятисот сабель за два года боёв отряд вырос в 60 раз (!!) и составил 30 000 человек пешего и конного калибра. Появились даже свои артиллерийские подразделения. И, соответственно, из командира отряда Кожевников стал командармом (командующим армией).
А потом случилось ужасное — в 1921-м году гражданская война в России закончилась. Молодая Советская республика победила всех своих врагов и на Иннокентия Серафимовича навалились свинцовые будни. Республика его не забыла  и отметила наградами, но эти “отметины” не делали его жизнь живой и насыщенной. Сначала его назначили, вроде по месту — командовать Волжско-Каспийской флотилией, но что это такое командовать десятками кораблей не имея возможности выйти с ними в открытое море и напасть на какого-нибудь противника! Покрошить его в щепу,  нарезать в стружку, размазать по воде масляными пятнами! Ему, бывшему командарму, а нынешнему комфлота хотелось большого, жаркого дела. А тут отчёт — протокол, сдал — принял … Скука… Служба явно не ладилась. Заметив это, руководство решило перевести его на иную работу. И нет чтобы отправить в капиталистическое зарубежье, дабы повреждать там мосты, подрывать составы, учинять лихие набеги на воинские части или хотя бы убивать единичных злостных врагов советской власти, дак нет! Кожевникова назначают полномочным послом в Бухарскую народную республику. Его, лихого кавалерийского командира — послом! Естественно, что он там нестерпимо заскучал. Тогда его отправили (по старой памяти) в Наркомат почт и телеграфов. А ему ведь так хотелось большого и опасного дела. Да такого, чтобы все услышали и заговорили! Для этого он был готов на многое. И не подумайте что это обычные слова. Иннокентий Серафимович был человеком незаурядным и с юности вытачивал себя под великие дела. 

Когда в 1921 году бывший командарм ехал принимать Волжско-Каспийскую флотилию, в одном из прибрежных кафе в  городе Евпатория состоялся у него примечательный разговор с крупным российским поэтом Максимилианом Волошиным. Поэт вспоминал:

 

81406a96935b3edbd6bf1c8549a7f05d… Завязывался интересный разговор. Со свойственным строителям светлого будущего размахом, с опорой на научный фундамент, командарм завёл речь об освобождении, кого бы Вы думали? Наверное, народа от кровопийц-угнетателей? Нет, вовсе нет. Иннокентий Серафимович задумал освободить Землю от законов всемирного тяготения!!!

— Сперва мы ей ось выпрямим — увлечённо говорил 40-ка летний  командарм. Ведь различные климаты они отчего проистекают? Оттого что имеют причиною искривление земной оси. А когда мы земле ось выпрямим — тогда на всей планете ровный климат и  будет!

— Как же вы, любопытно будет узнать, ей ось выпрямите?

— А у меня для этого дела система механических вёсел придумана — по всему экватору. Они и будут грести — то с одной стороны, то с другой.

— Обо что грести?

— А вот, как начнём грести, тогда и видно будет, тогда и узнаем, в чём земля плавает. Тогда и путешествовать поедем по всемирному пространству. Довольно нам, в самом деле, в крепостной зависимости от солнца пребывать — точно лошадь на манеже, по кругу бегать!

 

Как Вам план? Спрямить земную ось и избавиться от солнечной зависимости! И не спешите крутить пальцем у виска и записывать Кожевникова в фантазёры. К примеру, достаточно известный русский философ Николай Фёдоров в своё время затеял, на основах знаний физики и химии, дело по воскрешению всех жившихФедоров прежде людей. Вознамерился с помощью науки собрать рассеянные молекулы и атомы, дабы «сложить их в тела отцов». Он называл этот проект “Общее дело”. И ведь тоже, казалось бы, бред сивой кобылы, дак нет! Загляните в словари и энциклопедии — Николай Фёдоров величайший феномен философской мысли! Великолепные отзывы о его уме и деятельности давали такие известные люди как Лев Толстой, Фёдор Достоевский, Константин Циолковский и многие другие. Религиозный публицист и философ В. Ильин называл Николая Фёдорова великим святым своего времени и сравнивал его с Серафимом Саровским. А другой известный философ и мыслитель Всеволод Соловьев писал о нём следующее:

 

«Прочел я Вашу рукопись с жадностью и наслаждением духа, посвятив этому чтению всю ночь и часть утра, а следующие два дня, субботу и воскресенье, много думал о прочитанном. „Проект“ Ваш я принимаю безусловно и без всяких разговоров… Со времени появления христианства Ваш „проект“ есть первое движение вперед человеческого духа по пути Христову. Я со своей стороны могу только признать Вас своим учителем и отцом духовным… Будьте здоровы, дорогой учитель и утешитель».

 

Воскрешение отцов …. Казалось бы, а такое разве возможно? И, более того, а кому это нужно? Нам, живым или им, умершим? Ответа на эти вопросы нет, но результат налицо: Николай Фёдорович Фёдоров — великий религиозный мыслитель и один из родоначальников русского космизма. Высокий нравственный и философский авторитет. Не верите? Откройте энциклопедии и справочники или, на худой конец, его страничку в Википедии.

А вот Кожевникову не повезло:  тоже, казалось бы, “вершил планов громадьё”, но в памяти потомков остался лишь фантазёром и выдумщиком. Более того, когда его в 1926-м году отправили для перековки сознания на Соловки, а он оттуда бежал,  был Иннокентий Серафимович признан сумасшедшим. Ещё бы! Задумал сбежать от такого грандиозного проекта как перековка сознания! Да мало того, что задумал, дак ещё и сбежал, а это, ох как непросто — удачных побегов с Соловков меньше чем пальцев на одной руке.

Вот потерпел бы малость , перековался, стал бы пошаливать литературкой, вести публичные многочасовые диспуты и, глядишь, остался бы в памяти потомков великим философом, продолжателем дела российского космизма, известным не менее московского Сократа — Фёдорова. А так вот не сложилось …жаль командарма, жаль ….

 

 

Реклама